asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Россия

Что делать?

Содержательное интервью дал небезызвестный Валерий Соловей русской службе Би-Би-Си:
http://www.bbc.com/russian/features-37353946

Процитирую три ключевых, с моей т. зр., фрагмента (всё остальное достаточно банально, а временами и спорно):

1.
Би-би-си: Зачем российским властям понадобился закон о российской нации?

Валерий Соловей: Это попытка дважды войти в одну и ту же реку: буквально дословное воспроизведение идеи о советском народе как новой исторической общности [на официальном уровне идею впервые сформулировал генсек СССР Никита Хрущев в 1961 году: "В СССР сложилась новая историческая общность людей различных национальностей, имеющих общие характерные черты, - советский народ" - прим. Би-би-си].

Сейчас говорится, что российский народ - уникальная гражданская общность. По сути то же самое, что и прежняя формула, и с теми же самыми последствиями, а именно: бессмысленно. Сверхзадача властей - формирование политической нации, но под нее не предложено серьезных оснований. И главное, не предложены успешные политические и социоэкономические практики. Нация формируется, когда есть практики совместного делания. Сейчас в России их нет, и власть ничего не может предложить.


2.
То, что произошло в 2014 году, для национализма стало политической и репутационной катастрофой. Националистам отвели крайне неблаговидную роль пушечного мяса, и вместе с тем власть полностью узурпировала патриотический дискурс. На этом поле она никаких конкурентов не допускает.

Хотя, по моим ощущениям, потенциал патриотической идеологии в России уже исчерпан или близок к исчерпанию. Можно сколько угодно наращивать пропаганду, повышать ее градус, но даже невооруженным глазом заметно, что люди устали. Гордиться страной хорошо, когда у тебя всё экономически неплохо. Но не тогда, когда у тебя нет денег собрать детей в школу, обеспечить им полноценное питание - а это реальность современной России. Из патриотических деклараций и проклятий в адрес Запада детям бутерброда не сделаешь.

Сейчас происходит компрометация патриотизма в массовом сознании. Я это уже наблюдал в СССР середины-второй половины 1980-х годов. Закончилось это тем, что слово "патриотизм" стало ругательным. Думаю, так же случится и в современной России, причем значительно быстрее, чем в СССР.


3.
Необходимо создание институтов, без которых никакое государственное развитие вообще немыслимо. Например, независимое правосудие. Создание подобных институтов экономической, социальной и политической нормальности это и есть национальное государство. Демократия нужна нации, чтобы реализовать свою волю.

Би-би-си: Но здесь я уже перестаю видеть границу между национализмом и либерализмом.

В.С.: Вы абсолютно правы, потому что националистическая повестка в этом преломлении в основном совпадает с либерально-демократической. Поэтому лично я всегда говорил, что националисты, если хотят добиться успеха в России, должны стать демократами и либералами. А либералы, чтобы повысить собственные шансы, должны стать хоть чуть-чуть националистами. Вспомнить, что они живут в стране, большую частью населения которой составляют русские.

Би-би-си: Но все равно - опять обращаюсь к своему обывательскому опыту - когда мы говорим "национализм", в представлении рисуется не ваш образ, - интеллигентного профессора, - а образ бритого молодого человека, который кричит "Россия для русских!".

В.С.: Согласен. Поэтому я считаю, что нужно вообще отказаться от термина "национализм". Этот термин реабилитировать в современном историко-культурном и политико-идеологическом контексте не удастся. Лучше использовать другие термины - "право-консервативный", "консервативный". Это не вызывает отторжения, хотя, возможно, не всегда понятно. Термин "национализм" на массовом уровне вызывает инстинктивное отторжение.

Какие вообще у националистов требования? Визовый режим с центральноазиатскими государствами? Но за это выступают уже и многие другие политические силы, включая часть демократов. Отменить 282-ю статью УК ["Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"]? Согласитесь, этого слишком мало для общенациональной кампании. Общенациональная повестка сейчас другая: люди хотят денег, они хотят работы, они хотят мира.


Наконец хоть до кого-то стали доходить те проблемы русского национализма, о которых я много лет пишу. 1) У националистов нет внятной идеологии - конкретной программы, которую разделяли бы все националистические организации, а не разделяющие тем самым являлись бы в националистической среде изгоями и национал-предателями.

2) Идеологические проблемы националистов настолько велики, что ими не сформулирован даже исходный, "нулевой" пункт о том, "кто такие русские". Более того, все более-менее раскрученные националисты публично расписались в том, что не понимают, зачем это нужно. Хотя лично я фокусировал этот вопрос на конкретной и остро стоящей частной проблеме: "являются ли украинцы русскими?".

И даже события вна Украине и вокруг Украины не пробили брешь в фантастической тупоголовсти самозваных "идИологов" (через "и", от слова "идиот") русского национализма. Хотя и сам по себе вооружённый конфликт с украинцами, грозящий перерасти в полномасштабную войну, и широкое участие в нём на антироссийской стороне украинских великороссов, и поддержка бандеровщины частью русских националистов, казалось бы, не могли не заставить задуматься даже самых конченых олигофренов. Не могли - и тем не менее, не заставили.

Не хочу раскрывать все карты, т. к. не вовремя предложенный дискурс может привести лишь к забалтыванию вопроса. Но кое-что всё-таки добавлю. Вопрос "кто такие русские", применительно к украинским событиям, означал бы, в случае признания украинцев русскими, а) статус нынешнего руководства РФ, как изменников, государственных преступников; б) статус эрефско-украинского конфликта, как мягкой формы гражданской войны (и перевёл бы его в политическую плоскость, на 90% сводимую к смене нынешнего руководства РФ); в) необходимость прорыва в культурной политике страны, т. к. именно великая русская культура ("великая" - в смысле "Толстого, Пушкина, Достоевского", в противоположность бытовой "культуре" мата и пьянства) является объединяющей русских силой.

Факт в том, что именно культурная деградация последних 10-20-40-100 лет (с уровнями культурного потенциала, скажем, в 10%, 15%, 20%, 40% и 100% в 2016, 2006, 1996, 1976 и 1916м, соответственно) привела к разъединению не только Украины и Эрефии (двух частей единой и неделимой России), но и потенциальному дроблению уже самой Эрефии на новые "эрефии" и "украины", когда нам предложат выяснять, кто из них "более русский", либо "более европейский". Эрефийский национализм, в этом контексте, есть калька с украинского. Русские националисты, не признающие украинцев русскими, суть бандеровцы.

Но если даже признать украинцев строго отдельной национальной и этнической группой, то однозначный ответ "украинцы не русские" должен был провести чёткую разграничивающую линию между "украинцами" и "русскими", что очень важно как в геополитическом плане, так и в кадровом. Примеры важности такого размежевания: "русские ли кубанские казаки?", "русские ли сибиряки?" (обе группы имеют мощнейшие украинские компоненты этногенеза), "русская ли Валентина Матвиенко?", "русский ли Георгий Полтавченко?", "русский ли Юрий Балуевский?".

Олигофрены, конечно, возразят, что записать миллион-туда, миллион-сюда для них не проблема, не говоря уже о персональном членстве в "нации". Но проблема-то не в том, готовы ли олигофрены снизойти до Матвиенко или Балуевского. А в том, насколько миллионы чиновников этноукраинского, кубанского и те пе происхождения (а ткж родившихся и выросших на Украине великороссов) проникнуты "украинством", "бандеровщиной", насколько склонны сочувствовать "киевской хунте" и насколько эти чувства могут быть обострены в силу того, или иного развития событий. Проще говоря: можем ли мы (потенциальная русская нация) им доверять?

В конечном счёте, ответ на вопрос "русские ли украинцы" должен привести и к такому прикладному расширению данного вопроса, как методичка на тему "Как выявлять украинских диверсантов". Говорят, бандеровцы в своей методичке рекомендовали выявлять "москалей" по их вежливости. Я предложил бы выявлять "бандеровцев" по хамству. Нахамил, да ещё и не извинился - значит, нерусский, значит, коричневая бандеровская мразь. Ксенофобию я ткж внёс бы в число признаков "неруси", т. к. русским присущ александрийский (имперский) пофигизм. Это у антиохийцев, особенно, у протестантов, особенно у кальвинистов, малейшее отклонение от этического стандарта вызывает реакцию расчеловечивания. А у александрийцев даже и сам сатана будет прощён, а уж за Кадырова Кудеяра-разбойника и вовсе полагается молиться.

В антиохийской парадигме грех неискупим добрыми делами и намерениями, а в александризме искупим. В антиохийстве делать добрые дела не обязательно, лишь бы злых не делать, а в александризме грехи большой роли не играют, добрые и великие цели важнее. В православном (т. е. александрийском) подходе есть свои плюсы и свои минусы. И, как водится, разрушить плюсы куда проще, чем избавиться от минусов. Так вот, главный плюс - терпимость к нарушениям стандартов, в т. ч. к иным религиям, культурам и обычаям. А главный минус здесь же - где терпимость к греху, там и терпимость к преступлениям.

С одной стороны, русские в 15-19 вв поражали европейцев крайней терпимостью к гомосексуалистам (большей даже, чем в нынешней "Гейропе"). С другой, та же особенность русского менталитета делает его потенциально терпимой и к Сталину. В геополитическом плане, русским куда лучше удаётся имперская политика, т. к. русский, как говорили классики, "всечеловек", способный найти общий язык с кем угодно. Ксенофобия у русских всё равно ложится в александрийский морально-этичский контекст. Русский не станет более нетерпим к нарушению какого-л. порядка, но он может стать более терпим к собственному пренебрежению (александрийским же, другого у нас быть не может!) порядком.

Другой важной стороной идеологической тщеты русского национализма является полнейшая невписанность социальной проблематики в национальный контекст. А ведь основатели русско-националистического дискурса (и я в т.ч.) ещё в конце 1980х поставили эту задачу в кач. основополагающей.

В результате, ноцаналисты ведут речь о пустяках, мало трогающих 99% этнорусских, не говоря уже о прочем населении страны. И когда некий безвестный гений от финансов, именующий себя то "просвещённым националистом", то "русским фашистом", говорит об экономической необходимости "сплочения нации", кивая при этом на пример гитлеровской Германии, то этот чудак решительно отказывается понимать, что а) 95% населения Германии априори концептуально входили в ту общность, в которой их сплачивали Бисмарк и Гитлер (а у нас, от силы, 85%, а по сути только 50% или даже меньше); б) национал-социализм сумел удачно вписать социальную проблематику в свой дискурс, например, на уровне связи между отсутствием масла для бутерброда детям в школу и Версальским мирным договором с его контрибуциями; в) слова о сплочении прекрасно могут сочетаться со стравливанием людей между собой, даже не по злому умыслу (а куда же без него?!), а по глупости.

Факт в том, что нацмены, полукровки и лица, породнённые с таковыми через смешанные браки составляют не менее 50% населения страны. Один мой друг юности на рубеже 1980-1990х близко знал одного замначальника ГРУ. Советского патриота и немножечко русского националиста. Но дочь этого замначальника ГРУ вышла замуж за кавказца, и папаша ничего поделать с этим не смог. И что, думаете, прельщала его возможность, что русские фашисты однажды возьмутся за его внуков? Агитировал этого бравого вояку мой приятель за национализм, а в ответ "согласен, согласен, да, да, да... но ведь дочка..."

Нет, обещания "чесслово ничо такова не делать" тут не годятся. Если чел называет себя "русским фашистом" (или даже всего лишь "просвещённым националистом"), то ему потребуется нечто больше, чем пустые обещания, чтобы представители этнорелигиозных или иных меньшинств перестали чувствовать для себя в нём угрозу. А до этих пор ксенофобские бредни (которые не являются ядром националистической идеологии, а привнесены в неё провокаторами гебни) успешно восстанавливают против русского национализма (а потенциально - и против государства) 20-50% населения страны, в то время, как неспособность прочно вписать социальный контекст в националистический дискурс и отсутствие единой националистической платформы не позволяют мобилизовать оставшиеся 50-80% населения страны.

Но вместо того, чтобы в деталях расписывать вред членства в ВТО иной непризнанный гений от финансов, бьющий сбя в грудь на предмет приверженности русскому национализму, предпочитает поднимать на щит ксенофобские неврозы и психозы, окончательно отталкивая психически здоровых русских предпринимателей и чиновников (а опереться на психбольных всё равно ведь нереально). Впрочем, что взять с просвещённого фашиста, или кто он там?

В стране 100 лет стоит вой от ментовского беспредела, а наши ноцаналисты твердят об усилении силовых и правоохранительных структур, толком этот пункт не расшифровывая. Да вы пожмакайте на клаву, почитайте криминальные новости. Куда ещё больше этих архаровцев усиливать? Их чистить и чистить надо, а некому. Вот и расскажите, кто станет этим заниматься и как. Кадыровцы? Скинхеды?? А, может, переквалифицировавшиеся в судей и следователей священники и монахи???

Такие вопросы разбирать надо, а затем договариваться по ним. Чтобы складывался определённый, т. е. конкретный консенсус. Публичный. Известный всем и каждому. Чтобы шаг в сторону от консенсуса был заметен всем и компрометировал националиста. Вот тогда и консолидация сил будет - пусть не на уровне всей нации ещё, но хотя бы на уровне националистического движения. И доверие появится со стороны как ширнармасс, так и чиновников и предпринимателей. Нельзя доверять лебедю, раку и щуке, которые даже по вопросу о "русской весне" не едины.

Скажу конкретней, пока нет единой националистической программы, в которой одним из ключевых 3-5 пунктов стоит пагубность членства России в ВТО, ни о каком национализме говорить не приходится. Можно говорить лишь о "ноцанализме", ЕВПОЧЯ.

Что должны сделать искренние националисты в сложившихся условиях?

1. Признать глубокий кризис националистического движения, не сумевшего выйти из эмбриональной фазы кружковщины.

2. Поставить первостепенной задачей сохранение и развитие самого националистического движения, недопущение обратного движения политического маятника (к ситуации 1980х, когда не только "национализм", но и "патриотизм" стал ругательным словом).

3. Формировать стратегический союз с либерализмом, с одной стороны, левыми европейского толка, с другой, и развивать опору на русскую имперскую традицию, в-третьих. Без имперских корней какой может быть национализм? Какой угодно, но не русский. Все наши корни - имперские. Уже поэтому лозунг "Хватит кормить Кавказ" - измена Родине (не говоря о стратегической важности Кавказского хребта для защиты рубежей России).

4. Достичь консенсуса в вопросе необходимости дозревания русской нации в защитном коконе имперства, например, в виде военно-политического и финансово-экономического блока бывших республик СССР, или даже объединения их в слабой конфедерации. За образец можно взять Евросоюз, с учётом его ошибок, а ткж культурных и геополитических различий (например, русские в таком блоке, т. б. вкупе с украинцами, безусловно весомей, чем немцы в кач. ядра Евросоюза). И на первом месте здесь вопрос о таможенном союзе и далее - единой валюте.

5. Глубоко и в деталях рефлексировать и фиксировать в виде конкретных платформ и соглашений союз националистов с либералами и леваками, как прообраз того самого единения нации, каковое вне этого союза - лишь лживые обещания. Высшей фазой такого единения левых, центристов и правых является т. н. "общественный договор", он же "республика", он же "нация". Когда левые из леваков превращаются в респектабельных социал-демократов (в виде отдельной партии или фракции в более крупной партии-блоке типа американских демократов). Когда правые из фашни превращаются в не менее респектабельных консерваторов (в виде отдельной партии типа германских CDU/CSU, или фракции в партии-блоке типа американских республиканцев).

В межвоенной Германии существовала национальная буржуазия и аффилированное с нею национальное чиновничество - сообщество людей, вкусивших успех в промышленном рывке Германии конца 19 - нач. 20го вв и видевших свой личный и семейный успех лишь в контексте нового будущего развития. Опора на эту виятельную социальную группу и привела немецких националистов, пусть и в форме деформированной британской агентурой a la инициатор Холокоста Рудольф Гесс, к власти. Но речь, в данном случае, не об ущербности данной конкретной формы национализма и предложенного ею её нации консенсуса, а лишь о механизме прихода националистов к власти.

В РФ аналогичной социальной группы, нацеленной на конструктив и способной стать опорой национальному движению, не существует. Правящий касс сложился на уничтожении Империи и разграблении её осколков, на последовательной игре на понижение и предательстве национальных интересов. Не существует и монарха или диктатора с последовательно националистическим взглядами (Путин, в нек. роде, "фашист", но лишь в плане этих самых привнесённых в немецкий нацизм британскими провокаторами ксенофобских и тоталитарных искажений, а ткж в плане уменьшительства, "украинства", но нисколько не в плане ядра националистической идеологии, практически, совпадающего с классическим либерализмом и демократией).

В отсутствие объективных условий победы национализма в РФ, ставка должна быть сделана на субъективный фактор в виде сильных, основательно проработанных концептуализаций. Ставка на "жрецов", а не на "воинов". На "философов", а не на "финансистов".

Иначе страну ждёт большая беда. И не факт, что времени на выполнение вышеизложенной программы осталось достаточно. Гром может грянуть буквально в любую секунду. В т. ч. и гром ядерного апокалипсиса.
Comments for this post were disabled by the author