asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Categories:

New World Order

Что происходит

Аноним спрашивает:
Растолкуйте если есть возможность,
в чем смысл трансформации экономики, для чего необходимо уконтропупить эрэфию и иже с ними.
Ну например, я понимаю, в качестве отвлеченного примера такой: Существует в некой стране экономика угля. Есть шахты, шахтеры (с семьями и домами и соотв. заработком), бизнес с углем связанный, электростанции и котлы на угле, промышленность (в том числе выпускающая оборудование под уголь, в тчсле котлы, транспортеры, паровозы и т.д.), транспорт и, охватывающий все бузинес. Далее некие людишки находят нефть, исследуют ее, инженеры изобретают прообрас двс и тд, то есть ведут некий локальный ниокр в тени монстров-нии угольной промышленности. Ну там делают опыты - ставят на паровоз вместо тендера угольного - цистерну с нефтью и вместо вечно вьябывающего кочегара - опаратора на кране с нефтью в котел. Маститые ученые из НИИ уголь гос трах бах важно объясняют, что все это забавно. но папашу уголь не заменит никогда. И действительно, менять угольный уклад с его рабочими, поселками, бизнесом, транспортом, промышленностью особо никому не выгодно. Есть два пути - постепенный, когда сын угольщика подрастнув не идет в забой, а покидает дом и едет на вышку, чтобы потом навещать папу-пенсионера. Паровозы постепенно меняются на тепловозы, промышленность плавно - цех за цехом перестраивается с котлов и транспортетров на производство двс, труб и крекинговых колонн. Соответственно госнии отдел за отделом переходит на нефтянку, ну и бизнес это все окучивает постепенно, из прибыли, вырабатывая ОС полностью по амортизации и физ износа, а не списывая аварийно. Но можно все это сломать разом. Понятно, рука не поднимется ни у кого. Но если оганизовать войнушку, то на нее можно все и списать - и деда шахтера в могилу, а не на пенсию и котлы на металлолом и т.д. Да еще фосированно и технологические разработки двинуть - танки на войне совершенствуются быстро.
А сейчас то что происходит. Поясните неграмотному.

Трансформация мировой экономики и слив РФ - процессы разные, хотя и связанные. Но совпадающие по времени, уже оттого, что более масштабный и мощный процесс трансформации мировой экономики синхронизирует процессы более низкого порядка. Если бы в мировой экономике была более стабильная ситуация, РФ, вероятно, просуществовала ещё несколько лет.

Что происходит в мировой экономике. Новые технологии, и прежде всего, автоматизация (ГПС), резко уменьшили стоимость тиражирования образцов (1). В то же время, автоматизация в разы снижает спрос мировой экономики на трудовые ресурсы (2). На автоматизированном заводе может постоянно работать вместо 10 тысяч человек 1. Или ни одного. Это порождает конфликт между интересами организаторов производства - предпринимателей ("кшатриев") и капиталистов ("брахманов") - и массами квалифицированного труда ("вайшьев").

До сих пор конфликт этот удерживался в латентной фазе, в частности, в силу несовершенства существовавших технологий автоматизации (например, в виду отсутствия программ для выпуска всей выпускаемой номенклатуры товаров), а ткж за счёт мер госбюрократии по перераспределению прибылей в пользу масс. Создаётся искусственная занятость в сфере услуг, в мелком бизнесе, на предприятиях с устаревшим оборудованием. Бюрократизировано венчурное финансирование. Засекречен военными и не внедряется в гражданское производство ряд высоких технологий. Но постиндустриальные процессы набирают мощь и сдерживать их становится всё трудней.

Впридачу ко всем бедам старой экономики, продолжается разработка ресурсосберегающих, в т. ч. энергосберегающих технологий, альтернативных материалов и источников энергии, вторичной переработки отходов (3). Учитывая, что обесценение трудовых ресурсов в перспективе ведёт к обвалу платежеспособного спроса, инвестиции в добычу ресурсов становятся невыгодными. А завышенные цены на ресурсы - один из механизмов перераспределения доходов в пользу старых отраслей.

Вся эта проблематика впервые встала на повестке дня, сперва больше как гипотетическая, прогнозная, а затем, и как всё более реальная, в период с середины 19го по середину 20го вв. Попытками решения проблемы были "тоталитарные режимы" России и Германии. Проведённые в этих странах эксперименты показали неосуществимость бесконфликтного сценария фазового перехода от старой к новой экономике в национальном масштабе. Тем более неосуществим он в глобальном мастабе. Слишком велик объём встающих перед реформаторами проблем.

В результате, проект "СССР" с середины 20го века стагнировал. С каждым годом рос износ основных фондов и истощались дешёвые ресурсы. Это означало сужение спектра осуществимых вариантов реформирования Системы. В 60х сценарий конвергенции и постепенной модернизации СССР был относительно реальным. Затем, год за годом, спектр возможностей сужался, требования к квалификации реформаторов и к объёму западных инвестиций возрастали. А одновременно нарастал общемировой кризис, слабым местом которого была всё более отстающая и всё менее интегрированная в мировую систему разделения труда Россия.

Сегодня возможности безкризисной трансформации и в мире, и в России упущены безвозвратно. Если экономически ещё можно выстроить какие-то утопии плавного перехода к Новому Мировому Порядку, то политически они, как показала практика 20го века, неосуществимы. Нарастает сопротивление старых отраслей и связанной с ними госбюрократии, имеющих объективную опору в массах. В войнах первой половины 20го века и в послевоенном расточительстве уничтожены излишки ресурсов, способные компенсировать энергозатраты на осуществление фазового перехода.

Мировая финансовая система подошла к необходимости сброса убыточных (скрыто дотируемых) отраслей и регионов, к созданию институций по финансированию венчурных постиндустриальных проектов. Более того, финансовая система вынуждена играть на опережение, иначе она рискует немедленно по завершению своей перестройки столкнуться с теми же самыми проблемами, но на новом уровне. Одной из непосредственных задач является снятие с мировой резервной валюты бремени содержания 300 млн американцев, из которых, дай Бог, 50-100 млн способны вписаться в постиндустриальный Новый Мировой Порядок.

Впереди - нечто, что по аналогии (относительной, замечу) с событиями первой половины 20го века можно назвать "Третьей Мировой войной". В ходе этой Войны исчезнут привычные государственные армии, разделятся мировой и американский доллары, бюджеты государств коллапсируют после ухода доходов и производств ТНК в оффшоры и в мафиозные государства Востока (что уже происходит, по нарастающей, с 70х годов прошлого века). Возникнет система глобальных "неогосударств", вернее, вообще не государств, а особого типа ТНК, со структурой орденского типа. Прообразом таких ТНК можно считать Коминтерн и систему совзагранбанков.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author