asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Category:

Концепты

Как устроена Власть 

Часто сталкиваюсь с таким рассуждением, что не надо искать умысел там, где есть глупость. Это очень странный, в моём понимании, аргумент. Ум и глупость - две стороны одной и той же медали. Как я могу поступить умно, если все вокруг также поступят умно? Например, как выиграть на бирже? Ведь в жизни преобладают нулевые игры...

Но сейчас я хочу сказать о несколько ином аспекте вопроса. Я неоднократно ссылался на парадокс Кондорсе - Эрроу, чтобы показать, что в социальной сфере отсутствует однозначность выбора. Изложу на свой лад парадокс Кондорсе: выбор из трёх и более альтернатив при наличии трёх или более не совпадающих систем приоритетов нетранзитивен. Т. е. для трёх различных стратегий одни и те же действия в нулевой игре могут в равной степени интерпретироваться, как ведущие к увеличению суммы выигрыша, или к понижению суммы.

Определим "глупость", как выбор худшего варианта действий. Но поскольку худший вариант для одной стратегии (с точки зрения одного интереса) является лучшим хотя бы для одной другой (при достаточно большом числе и разнообразии игроков по интересам и применямым стратегиям, такие всегда найдутся), то ошибка одной группировки всегда является выигрышем другой. И вот тут возникает сетевой эффект: как только решение одного "луча звезды" оказывается, с её точки зрения, неоптимальным, он тормозится (срабатывает программа минимизации издержек) и включается другой "луч звезды", отрефлексировавший сложившееся положение вещей, как перспективное для себя, и становится ведущим.

Все игроки, в той или иной степени, прямо или косвенно, влияют на принятие каждого решения. Даже если не участвуют в нём - но их мнение всё равно принимается в расчёт. Например, если я хочу ограбить банк, я вынужден принимать в расчёт точку зрения кассиров, охранников, милиции и т. д. И в этом смысле, всегда есть кто-то, чья точка зрения позитивно повлияла на принятое решение и усилилась самим фактом его принятия. Даже если рефлексия подсистемой ситуации, как перспективной, произошла апостериори, произойдёт перестройка подсистемы, как если бы она априори "голосовала" за данный ход событий. В т. ч. перестройка внешних связей подсистемы, альянсов, конфликтов и т. д.

Иррациональные выборы оказываются неустойчивы. Поэтому в долгосрочной перспективе имеют значение лишь разумные решения. Ошибки взаимно гасят друг друга, общий ход событий определяется продуманными стратегиями.

Говорят, что поведение системы невозможно просчитать заранее. Неправда. В силу наличия устойчивых связей, система высоко предсказуема. Нельзя предсказать конкретное событие, но можно задать перечень возможных вариантов. Например, курс доллара либо вырастет, в пределах заданного интервала, либо упадёт, либо останется в интервале. Но тогда актор может либо подготовиться ко всем возможным ситуациям, либо искусственно заблокировать или обесценить один из выборов.

Как обесценить выбор? Например, путём повтора. Это стратагема лабиринта: оппонент должен сделать правильный выбор не один раз, а десять, сто или тысячу (в зависимости от цены вопроса). С каждой дополнительной итерацией цена правильного решения падает. Падает и вероятность попыток оппонента сделать ставки в такой игре.

Примером "суперпозиции" хаоса и порядка (непредсказуемости и предсказуемости) может служить поведение людей при пожаре. Хаос и порядок могут быть смешаны в этом поведении любым образом. Только что люди беспорядочно метались по залу горящего гипермаркета. Но вот из динамиков раздался голос, объявивший маршрут спасения, и "турбулентность" поведения моментально исчезла. Люди уже не напоминают вовлечённые в броуновское движение частички. Их поведение вмиг стало упорядоченно и осмысленно.

В сложных социальных системах всё решает информация, определяющая "разумность" или "ошибочность" концепций, стратегий и решений. Концепции диктуют интересы. Стратегии - задачи. Решения - стереотипы поведения. Т. о. Власть есть контроль над информацией, обеспечивающий статистическую стабильность "разумностей" и "глупостей" выборов различных групп, выводящий из поля зрения или искажающий одни выборы, и создающий другие, фиктивные или заведомо ошибочные.

Власть - это особая, высшая форма социальной энергии. Каждая властная группировка, накопившая энный запас её, может внести свой вклад в "общак". Нельзя назначить кого-л. "властью". Можно дать полномочия, но станут ли они катализатором и регулятором властных транзакций, определяет властный потенциал индивида или группы, к которой он принадлежит.

Из чего складывается властный потенциал? Из информационной асимметрии и позиции элемента во властной сети. Властью обладает тот, кто "знает все входы и выходы". Не обязательно "вообще" - достаточно в какой-то сфере со связанными практиками. Например, если я всё же вознамерился ограбить банк, я должен иметь доступ к информации о системах безопасности, о кадрах опытных налётчиков, о чёрном рынке розничных продаж оружия, о сейфах и т. д.

Доступ может быть обеспечен как моим собственным знанием, так и знанием других людей. Но в последнем случае, я должен обладать надёжной информацией о том, как промотивировать этих людей обеспечить мне этот самый доступ. Какие должны быть сказаны слова, предложены условия...

Знание может моментально обесцениться, "воды мудрости" могут стать "водами безумия". Это хорошо понимали советские специалисты по диамату и истмату. Истина исторична. Как только сносится "сайт", на который ведут мои "гиперссылки", они перестают быть "истиной". И всё наше знание является системой таких гиперссылок. Ибо деятельность современного человека социальна, системна. Мы не автономны в той самой практике, которая (за неимением лучшего) является сегодня основным критерием истины.

Я уже приводил один раз аналогичный по смыслу пример, но вынужден повториться: если Икс ошибочно считает некую модель самолёта ABCDEF военно-транспортной, то сообщение о прибытии в пункт "А" некоторого количества самолётов ABCDEF автоматически будет приравнено им к прибытию энного числа военно-транспортных самолётов. Но тогда информация об отсутствии в пункте "А" самолётов данной модели будет, в некотором роде, истинной. В конце концов, обратная точка зрения настаивает на самоценности звуковой оболочки, названия самолёта. Но если ABCDEF, в базе данных Икса, дефинировано по военно-транспортной гипотезе, то в контексте этой базы данных, истина в том, что военного транспорта в пункте "А" нет. 

Власть представляет собой закрытую систему таких вот гиперссылок. Я знаю того, кто владеет таким-то вопросом, а такой-то может обратиться к такому-то, решить такой-то вопрос... Вот эта взаимообусловленность и является тем "вкладом в общак Власти", о котором сказано выше. При этом разные фрагменты базы данных могут исходить из взаимоисключающих посылок и парадигм.

Как может быть устроена релевантная база данных Власти? Это может быть картотека, или особенный каталог. Допустим, я найму тысячу помощников и создам каталог Ленинки. Книги, в которых содержатся описания событий, соответствующих 36 китайским стратегемам, №№ страниц. Вот такой каталог будет ценностью. Но для этого надо врубиться в стратегемы на уровне более глубоком, чем популярные книжки по данному вопросу.

Нужно врубиться в даосскую философию, в систему гадания И Цзин. Врубиться в терминологию, в отдельные особенности китайского языка, исторического быта. Это требует времени. И обладатели этих компетенций не заинтересованы мою задачу упрощать. Напротив, любой проект, любой реальный капитал окружены многими слоями шизы - небессмысленной, но и нерелевантной.

Если продолжить пример с китайскими стратагемами, их связь с И Цзин, сама по себе, может быть совершенно надуманной и алогичной. Но для усвоения материала (и отфильтровки иррациональностей) в И Цзин необходимо врубаться. Для ориентации в другой базе данных может потребоваться знание Арканов Таро, или ещё какой-либо древней шизы, на которую нанизывалось накопление баз данных. Причём, помимо шизовых, волюнтаристических информационных решений, в ней могут содержаться и разумные компоненты, сами по себе представляющие какую-либо ценность.

Владеющий некоторой моделью управления, например, индивид, или группа, врубающиеся в одну-единственную стратагему, в её скрытый смысл, структуру, в то, как определить тот контекст, в котором она обязательно сработает, может усилить свою компетенцию какой-либо производной, или смежной информацией. Он может проинвестировать какие-либо психометрические исследования, срежиссировать какие-либо ситуации, в которых некто окажется в экспериментальных условиях и станет ясно, как срабатывает стратагема в неком специфическом контексте.

Множество вторичных данных очень трудно сохранить в секрете. Поэтому почти все они, в принципе, доступны. Но нужно знать ключи к этим данным - релевантные комбинации, структуру идеологий, исказившей интерпретацию экспериментальных или исторических данных, отсутствующие элементы (небольшой набор эзотерических знаний и практик - например, умение настоящей медитации, т. е. способность к временной концентрации, кратковременной трезвости мысли, тотальной рациональности сознания) и проч. Отсутствующими, в данном контексте, можно считать элементы, доступ к которым затруднён настолько, что они не могут стать частью чьей-то компетенции без специально затраченных на то целенаправленных усилий.

Главный капитал Власти - знание подлинной истории. Бесполезно создавать картотеку стратагемных эпизодов истории, если сами факты искажены, даже если концептуально произошло "врубание" в стратагемы. Такие данные не позволят успешно применить стратагему на практике. Для того, чтобы аутсайдер не был в состоянии находить реальные данные, созданы многочисленные фабрики иллюзий, работающие как, своего рода, шифровальные машины, искажающие большие массивы данных.

Каждая иллюзия эксплуатирует ту или иную психическую патологию, чаще всего - неврозы. Вообще, чтобы устойчиво принадлежать к властной прослойке, необходимо от неврозов избавиться, или хотя бы владеть практиками, экранирующими от их воздействия в какой-то узкой сфере деятельности (таким практикам часто учат в закрытых организациях - спецслужбах и орденах, откуда они не распространяются дальше, тем более, что носители этих сведений не врубаются в их внутреннюю структуру, часто зависящую от социального контекста).

Для создания и поддержания неврозов в обществе создаются поля конфликтов. Пенитенциарная система, автодороги с дорожными патрулями, сексуальные игры - всё это может служить источником неврозов. Для знающего структуру этих явлений человека создавать такие поля - плёвое дело, ведь сопротивление нулевое. Ну например: внушить женщине, что мужчина должен вести себя, как традиционный "мачо", а одновременно на законодательном уровне изъять у мужчины все объективные предпосылки к подобному поведению.

Чтобы всё это работало, должен существовать общий дезинформационный фон. Нужны орды невротиков, психопатов и шизофреников, которые будут что-нибудь "исследовать" или "освещать", так чтобы их совокупная деятельность охватывала максимально широкий диапазон реальности. Шансов не остаётся практически никаких уже при условии, если реконструкция паззла занимает срок, превышающий вероятную продолжительность жизни. Но по мере развития Цивилизации, объём и фрагментация дезы достигли величин, превышающих данный срок на один-два порядка.

Не требуется полная фальсификация реальности - достаточно массы неточностей, обесценивающих данные. Каждый человек массы в своей сфере деятельности преисполнен спеси оттого, что информирован несопоставимо лучше большинства окружающих, неспециалистов. Но он не понимает одного: сфера его компетенции охватывает крайне узкий диапазон реальности и обусловлена неким социальным контекстом (не работает в иных, "неправильных" контекстах, коих, часто, большинство). Во всём остальном он дезинформирован точно так же, как и все. Просто в какой-то микро-части диапазона Система открыла ему клочок реальности, добавив в образовательную шизу некоторое количество релевантных сведений, а с большей частью таковых познакомив в коллективе, на практике.

Поскольку единственный доступный человеку массы источник данных - системные ретрансляторы (вузы, СМИ, библиотеки и т. д.), любая попытка повысить свою информированность только дезинформирует и понижает адаптированность индивида. Это учит его и других подавлять естественную тягу к поиску информации... Ну а искажающий реальность невроз, как известно, устроен так, что оберегает себя сам : все свои силы невротик тратит на защиту невроза от любых попыток его разоблачения, от любых развенчивающих его фактов и мнений. 

И ещё: для пользования всей этой Системой вовсе не обязательно рефлексировать её именно так.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author