?

Log in

No account? Create an account
Мгла -- Day [entries|friends|calendar]
asterrot

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Смена власти [10 Feb 2013|09:55am]
Корпорация рабовладельцев

Нафталий Аронович Френкель - бывший контрабандист оружия, кассир Мишки Япончика, знаменитого гангстера дореволюционной Одессы (после революции - красного командира). В 1920е - нэпман, по совместительству сексот ГПУ. Несмотря на связи с ГПУ, был судим и приговорён к смертной казни, которую заменили 10ю годами. В Соловках он разрабатывает экономическую и производственную концепцию ГУЛАГа, после чего непосредственно из Соловков взлетел в руководители вновь создаваемого ведомства.

При участии молодого зека из Соловков Дмитрия Сергеевича Лихачёва, была разработана концепция, которая легла в основу "воров в законе". В основу были положены антропологические концепции, проводившие параллель между уголовниками и доаграрными охотниками и собирателями. Исторически прогрессивным (и практически полезным) было признано создание внутри уголовного мира доминирующей группы, подобной кочевникам, представляющим собой переходную фазу между первобытным и более прогрессивным рабовладельческим строем. В целом, советская социальная иерархия мыслилась калькой с иерархии исторических формаций (от менее прогрессивных - к более прогрессивным).

Воры в законе были созданы в 1929м году, посредством заключения мирного соглашения ("воровского закона") между "воевавшими" преступными группировками "урок" (дореволюционных авторитетов, традиции которых, через посредство староверов, уходят в непроглядную доаграрную древность) и "жиганов" (мелких полевых командиров эпохи гражданской войны, эсеровских и анархистских боевиков и т. п. публики). В том же году Сталин отдал команду на создание ГУЛАГа.

"Воры" в системе ГУЛАГа выполняли двойную функцию. С одной стороны - это клапан для выпускания пара. Чтобы зеки не взбунтовались, наиболее опасных из них выделяли в относительно привилегированную касту. При этом члены касты не должны были задерживаться на свободе (и создавать там лишнюю головную боль): основополагающий принцип "воровского закона" гласил: "вор должен сидеть в тюрьме" (фраза, знаменитая по фильму "Место встречи изменить нельзя", где опытный опер Глеб Жеглов бросает её в лицо её "законнику", фактически предъявляя ему отход от воровских понятий).

С другой стороны, те же самые привилегированные зеки должны были отрабатывать свои привилегии перед администрацией. Но так, чтобы и они сами, и, самое главное, остальные зеки не слишком понимали их функцию помощников администрации, а часть из рядовых зеков и вовсе испытывала бы к ним доверие и уважение. В качестве помощников администрации, "законники" поддерживали приемлемый порядок внутри бараков и в производственной зоне, где возможности контроля для охраны были сильно ограничены.

Но главная помощь органам заключалась в том, что "законники" могли диктовать условия поведения криминалу на свободе. Рано или поздно каждый криминальщик оказывается в местах лишения свободы. За несоблюдение "воровских понятий" они могли быть переведены в одну из низших каст или убиты.

Во время Войны "законники" на большой сходке в Москве одобрили службу в штрафных частях (на строго добровольной основе). Однако после Войны бывшие зеки-орденоносцы со связями в армии оказались неудобны Системе (и, в первую очередь, самому НКВД, у которого были определённые проблемы с военными). Тогда неслужившие Воры отказались признавать решения исторической сходки (б-во участников которой погибли на полях сражений), а отслуживших "законников" объявили "ссученными".

"Сучья война" первоначально шла с преобладанием "правильных" Воров, но после смерти Сталина Хрущёв, практически, уничтожил движение "законников". К середине 1960х оставалось лишь несколько не "отошедших" Воров. Заново оно возродилось только в 1970е, когда были сделаны значительные послабления в воровских понятиях. Отдельные "законники" тех лет были несомненными самозванцами (трудно определить кол-во подлинных неотошедших "законных").

Но настоящий расцвет "законников" пришёлся на конец 1980х - начало 1990х, после того, как в 1982м году Андропов перевёл их из ведения МВД в ведение КГБ. Главная их функция в эти годы заключалась в контроле над "братвой", использовавшейся в целях контроля над кооперативным движением и процессами приватизации.

Ленинград/ Петербург в 1980е - 1990е избежал господства "законников". В питерских изоляторах "законников" не содержали, немедленно этапируя их в Москву. "Понятия" в Питере не соблюдались, преобладали лидеры и группировки, пренебрегавшие ими или прямо их отрицавшие. Поэтому в 1990е за Питером закрепилась репутация "бандитского" города ("бандитами" на фене называли отморозков, не соблюдающих "понятия").

В настоящее время сложились три группировки "законных": прокремлёвская, до недавнего времени возглавлявшаяся кадровым сотрудником ГРУ Дедом Хасаном (1), протурецкая, состоящая из грузинской коалиции Ониани, Микеладзе и Джангвеладзе и примкнувшего к ним азербайджанского "законника" Джаниева (2) и славянская, во главе с Петриком. Все три группы активно стравливаются между собой, в рамках общей политики на слив "законников". Мавр сделал своё дело... и неслыханно при этом разбогател. Официальные списки Форбс могли бы пополниться за счёт "законных" не одним десятком миллиардеров.

На смену "законным" может придти РПЦ, фактически, ставшая одной из эрефийских спецслужб. РПЦ пытается закрепиться в местах лишения свободы, в качестве якобы независимых от администрации "друзей заключённых", организаторов программ помощи ("грева"). РПЦ активно вербует агентуру среди заключённых. На воле РПЦ работает с китайцами и др. гастарбайтерами, обещая им расширенные возможности интеграции в эрефийское общество. В широкой русской "пастве" РПЦ МП не заинтересована - с этим и связана столь наглая реакция на пуссириотское дело. Гундяевцы больше заинтересованы оттолкнуть увлекающихся историческими реконструкциями "русских", нежели привлечь их в своё "лоно".

Пуссириотское дело стало важным лакмусом происходящего. Патлатые уже настроили против пуссириоток контингент пермской колонии , в которой содержится Мария Алёхина. Вполне возможно, что живой оттуда Мария уже не выйдет. Приведу отрывок из отчёта Елены Масюк, посетившей 28ю колонию по поручению президентского совета по правам человека.

Осужденная Нонна (Валентина) Иванова 

42 года, из них 22 года провела в местах лишения свободы (три судимости). На данный момент осуждена по ст.228 УК РФ (продажа наркотиков) на 8 лет. Отбывает срок наказания в ИК-28. 

Из высказываний Н.(В.) Ивановой о конфликте с М. Алехиной 

Мы стали ей говорить, общаться с ней начали –
почему ты так поступила (в ХХС)? Она нам давай совсем другое говорить. Ну, якобы нас в колонии обманывают, у вас забирают все, вы ничего не видите. Это нас оскорбило. Просто она не думала, кому это говорит. На зоне прислушиваются к нам осужденные, берут во внимание наши слова. Ну мы сказали то, что: - Вот ты кто такая, пришла здесь решать наши судьбы, как мы живем, ну кто ты такая? Я понимаю, что у тебя денег много, так ты выберись сама отсюда. Ведь тут народу много и всем не угодишь. Мы каждый за свою жизнь отвечаем. Ну какая разница, кто как живет. Мы выживаем. Тут колония, мы же не на курорт приехали. Кормят, поят, одевают, босиком не ходим, спим нормально, в тепле. Что еще надо? На самом деле, если так взять, тут вообще половина бомжей, они тут хоть кормятся да одеваются. И та же зарплата тысяча, те же пятьсот рублей, те же конфеты идут отовариваются, они это видят, а на свободе они не видят ничего. 

Ну как бы я вот сколько лет отсидела, шесть лет здесь сижу, мне осталось до конца два года. Ну как бы мне это неинтересно, что она говорила. И вот люди все ей недовольны были, все. Может быть, если бы даже не получилось с нами, все равно, может быть, другие даже еще, возможно, хуже еще что-нибудь стало. Ну я считаю, что, может быть, это все к лучшему, что так произошло с ней. Просто некоторые осужденные бывают и несдержанные, и не знаете, что у них в голове может через минуту появиться. А я вот третий раз уже сижу. Мне вообще все легко. Я привыкшая, наверное, к этому уже. Посадили бы меня первый раз, может быть, я это… Но сейчас меня ничего не напрягает. Ну вот у меня перекрыло УДО из-за Алехиной. Теперь мне надо что-то сделать, чтобы благодарность объявили. Ну, выступить мне надо где-нибудь. Концерт поставить или что-то написать, ну что-то такое. 

Братья, сестры у меня есть. Мужа нету, детей тоже нету. Здесь на зоне у меня семейница есть. С Аленой Кочур. Мы семейницы. Мы кушаем с одной тарелки, дружим, сколько лет уже. Познакомились в колонии. Работаю швеей. Получаю 2-2,5 тысячи.
Шью зимник (костюм для полиции). Режим соблюдаем, на работу ходим – всё, нам ничего больше не надо, - срок идет. А вот из-за нее так получилось. Мы обе ждали УДО. 

С другими женщинами сложностей не было, только с Алехиной. 5 суток ШИЗО мне дали из-за нее. Как это я ее простила? Пока я ее не вижу, мне нормально, не обращаю внимания на это. А если увижу не знаю, я не могу сказать, что со мной может быть на этот момент. Вот честно, я не могу ответить на это.
Она (Алехина) сильно раждражает. Никто так не раздражает, как она. Может быть, на тот момент, когда увижу ее, какая реакция будет, я не знаю, я не могу сказать этого. Я вот сейчас скажу, что у меня нормально все будет, а, допустим, ее увижу и у меня начнется истерика или еще что-то, или я накинусь, ну я не знаю, я не могу этого сказать. 

Мне кажется, ей из безопасного места лучше не выходить. Потому что не я, так другая, не другая, так третья. Что-то могут с ней сделать. Потому что зона наслышана о ней. Может быть, это совсем не так, а человек судится по наслышкам. В нашей зоне ей жизни не будет. Тут много народу, и все против нее, все.

Осуждённая Алена Качур 

35 лет, из них 18 лет провела в местах лишения свободы (три судимости). На данный момент осуждена по ст.105 УК РФ (убийство) на 19 лет. Отбывает срок наказания в ИК-28. 

Из высказываний А. Качур о конфликте с М. Алехиной 

Приехала Алехина, пошли разговоры, мне стало интересно. Я начала о ней узнавать, мне начали рассказывать. Потом я ее увидела, начала с ней общаться. Мне очень не понравилось, как она себя ведет. Она очень высокомерная. Она разговаривала со мной, а смотрела на меня как на вот это цветок. Я ей задала вопросы, которые меня интересовали. Почему она пошла туда? Она мне, знаете, что ответила: «А твое какое дело? Я почему должна тебе объяснять?» То есть она приехала в колонию, в которой я живу 13 лет. Правильно? Я здесь все знаю, это мой дом, я живу здесь. Она приехала ко мне домой права свои качать. У нас есть здесь все. Все, что нужно для жизни, для женщины, у нас есть все. Передачи мне не передают. Я живу так, как живу, на зарплату. Я зарабатываю деньги, мне хватает. Полторы тысячи. Ну я швея, я работу очень знаю. Работаю я по 12 часов. Я зарабатываю деньги, я не просто хожу просиживать штаны на фабрике, я зарабатываю для себя деньги, потому что я знаю, что мне никто не принесет и не положит, а жить я хочу не хуже, чем другие. Вот и все. 

Ну как, я не попросила, меня просто туда (в 11 отряд) перевели. Там я с ней (Алехиной) общалась. Да, в 11 отряде первоходки. Да, в адрес Алехиной с моей стороны были угрозы. Я понимаю, на свободе они живут, у них там деньги, у них все. Она приехала в зону, и ей с людьми жить, правильно? Ей с нами жить, у нее срок. И когда я пыталась ей это объяснить, она меня попыталась вот так ниже плинтуса опустить.Я ей не угрожала собственно, я не захотела с ней находиться под одной крышей. Я ей сказала, чтобы она уходила. Не знаю, куда она может уйти. Ушла же куда-то. Я не буду с ней находиться в одном помещении. 

Мне дали 5 суток ШИЗО. Теперь у меня нету УДО. Теперь опять надо как-нибудь заслуживать. Это социальные лифты. Конец срока у меня в 2018-м. Шесть лет еще. Я не восприму этого человека, вы меня хоть убейте. Хоть что мне говорите, я не восприму ее нормально, у меня на нее реакция. И таких, как я, тут полколонии. 

Вы поймите, что здесь наш мир. Она приехала сюда, я понимаю, она приехала оттуда сюда, она здесь ни разу не была. Я выйду туда, мне будет тоже тяжело, разговора нет… Родителей у меня нет. Мужа, детей нет. Братья и сестры есть. Здесь у меня есть люди, которые мне дороги очень, есть. С Ивановой я уже 10 лет. Можно сказать, мы одна семья. Я планирую выйти с ней на свободу. Познакомились мы с ней в колонии. В колонии тяжелее всего предательство. Оно сплошь и рядом. Сплошь и рядом. Очень тяжело найти человека, в котором ты могла бы быть уверена. В своей подруге я уверена. 

Я не могу, меня аж трясет. Я бить ее не буду. Я просто буду ей говорить. Меня права слова ведь никто не лишал. Буду говорить, где буду видеть, там и буду говорить. Это могут быть слова, после которых у меня не будет УДО. Мы люди подневольные ведь, правильно? Меня ведь за это накажут. Я же понимаю, что меня за это накажут. Да, оскорбление личности, например. Я же не имею права ее обзывать даже как-то, а я не контролирую себя в такие моменты. Могу ее назвать тем словом, на какое в тот момент она будет заслуживать. Честно? Меня так никто не злил, как Алехина. Вот такая у меня агрессия.
http://www.president-sovet.ru/structure/group_10/materials/otchet_masyuk.php
Poll #1895582 Преступление и наказание

Выйдет ли Алёхина живой и невредимой?

"Православные" Алёхину убьют
10(14.9%)
"Православные" Алёхину искалечат
17(25.4%)
Алёхина справится
29(43.3%)
Алёхиной ничего не грозит
11(16.4%)

Если бы в России в 2013м победила революция

Корнилова ждала бы виселица
20(36.4%)
Корнилов уехал бы к своим $40 млрд
35(63.6%)

Дореволюционная РПЦ была лучше?

Ещё хуже
7(10.1%)
Чуточку лучше
28(40.6%)
Точно такая же
34(49.3%)

Превратит ли РПЦ Россию в большой "ебипет"?

Превратит
26(37.1%)
Не сумеет
44(62.9%)

Сколько человек мечтают о смерти Корнилова?

С миллион
33(63.5%)
Миллионов 10
12(23.1%)
Миллионов 100
7(13.5%)


navigation
[ viewing | February 10th, 2013 ]
[ go | previous day|next day ]