asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Categories:

Концепты

Вместо введения в конспирологию

Как многие помнят, пару лет назад я ввёл термин "нонконспирологи", для лиц, неспособных замечать скрытую сторону жизни. Собственно, нонконспирология - это ослабленная способность распознавать подтексты.

Что такое подтекст, кратко и чётко раскрыл Эрик Берн:
В двойной скрытой трансакции участвуют четыре состояния *Я*. Она часто
присутствует при флирте. Ковбой: Не хотите ли посмотреть конюшню?  Девушка:
Ах, я с детства обожаю конюшни! На схеме 5б видно, что на социальном уровне
происходит  разговор  о  конюшнях  между  Взрослыми,  в  то  время  как  на
психологическом уровне это разговор Ребенка с Ребенком и его  содержание  -
сексуальные   взаимоотношения  (заигрывание).  На  поверхности   инициатива
принадлежит  Взрослому, но исход большинства подобных  игр  на  самом  деле
предопределяет Ребенок, так что участников игры может ждать сюрприз.

Таким   образом,  мы  подразделяем  трансакции  на  дополнительные   и
пересекающиеся, на простые и скрытые, а последние - на угловые и двойные.


О слепоте к подтекстам, правда в контексте более тяжёлых поражений мозга, пишет Грегори Бейтсон, автор одной из наиболее популярных теорий шизофрении. Бейтсон вообще - ключевой автор 20го века. Один из создателей кибернетики (наряду с Шенноном, Винером и фон Нейманом). Британо-американский разведчик. Один из вдохновителей психоделической революции (и близкий друг Дж. Лилли, который, помимо вклада в психоделическую революцию, был ещё и главным консультантом Дж. Лукаса). Гуру и вдохновитель создателей нейро-лингвистического программирования. Муж Маргарет Мид - антрополога, внесшего большой вклад в развитие феминизма и теории мультикультурализма, лежащей в основе идеологии политкорректности (в технической основе которой лежит основная техника НЛП - рефрейминг). Вот суть теории Бейтсона (я бы назвал её "теорией материнского проклятия"):

Неспособность правильно определить, что говорящий на самом деле имеет в виду, и преувеличенная забота относительно того, что же на самом деле подразумевается, заставляют его защищаться, выбрав для себя нечто из нескольких альтернативных стратегий. Он может, например, решить, что за каждым высказыванием стоит какой-то скрытый смысл, угрожающий его благополучию. Тогда скрытые смыслы станут его важнейшей заботой, и он будет решительно настроен показать всем, что его теперь не обмануть, как обманывали всю жизнь. Если он выбирает этот путь, он постоянно будет искать скрытый смысл за тем, что люди говорят, и затем, что происходит вокруг него. Он станет характерно подозрительным и недоверчивым.

Он может выбрать другую возможность: принимать буквально все сказанное окружающими. Когда тон, жесты или контекст противоречат тому, что говорится, он может научиться отвечать на эти метакоммуникативные сигналы смехом. Он откажется от попыток различать уровни сообщениями будет рассматривать все сообщения как несущественные или достойные лишь того, чтобы посмеяться над ними.

Если он не стал подозрительным в отношении метакоммуникативных сообщений и не пытается осмеивать их, он может попытаться игнорировать их. Тогда он встанет перед необходимостью все меньше слышать и видеть из происходящего вокруг и делать все возможное, чтобы избежать какого-либо воздействия на окружающий мир. Он попытается отвлечь свои интересы от внешнего мира и сосредоточиться на собственных внутренних процессах. В результате он будет производить впечатление человека ко всему безучастного и, возможно, немого.

Иными словами, если индивид не знает, какого рода сообщения он получает, он может защищать себя теми способами, которые описываются как параноидный, гебефренический и кататонический. Эти три альтернативы не исчерпывают всех возможностей. Суть дела в том, что у него не получается выбрать какую-то одну стратегию, которая помогла бы ему обнаружить, что люди имеют ввиду. Он не может без помощи извне обсуждать сообщения других. Не способный на это человек подобен любой другой самокорректирующейся системе с нарушенным управлением (governor): система начинает воспроизводить бесконечный, но всегда систематический поток ошибок и искажений. 
http://www.book-ua.org/FILES/psychology/3_03_2008/psy_0771.doc

Нонконспирологическое мышление, избегающее распознавания подтекстов, есть то, что Бейтсон описывает, как гебефрению. Гебефреник законопослушен, оптимистичен, склонен к дурашливости. Жизнь - для гебефреника - весёлая, увлекательная игра. Всё в этом мире случайно и несерьёзно. Никакие звиздюли не разубедят его в этом. Любые трагедии - не более, чем аномалии (см. предыдущий пост со ссылкой на статью Кожинова о трагическом и комическом мировоссприятии).

СтОит отметить, что трагедия в античности была жанром аристократов, а комедия - жанром простонародья и рабов. Особенно, низшие формы комедии, переходящие в клоунаду. "Здравствуй Бим! Здравствуй Бом", обмен пинками, взрыв зрительского хохота. Действующим лицам комедии все их глупости сходят с рук. "Думать не надо - действовать надо". Собственно, комедия - это трагедия, увиденная глазами выжившего. Т. е. лишённая катарсического эффекта, возникающего от обнаружения смысла жизни, существующего в ней несмотря на смерть и перебивая значение смерти. Девизом комедии следует считать библейский афоризм: "Живая собака лучше мёртвого льва".

Очень близко к такому пониманию комедии находится бахтинская теория мениппеи. Вот хорошее её изложение (читать внимательно целиком):
http://literarytheory.narod.ru/menippea.htm

Без понимания описанных в статье явлений (пусть даже стихийного их понимания), мышления, как такового, нет. Т. е. нет явления человека, как организма, всё ж таки качественно отличающегося от прочих животных, включая и теплокровных. Правильнее называть такое существо как-то иначе: "големом", "гоем", "унтерменшем" или как-то ещё.

Метеросексуальная вера в праздничность жизни имеет прямое отношение к нонконспирологичности, а в выраженных формах - к гебефрении. И именно она насаждается в современном обществе в качестве когнитивного эталона. Я однозначно отношу такой тип мышления к числу женско-гендерных и "леваческих". Мир добр, а любое зло - на совести власть предержащих, которые ответят за всё. - Нет ничего опаснее дурня фанатичного.

На самом деле, неблагополучие преодолемо лишь в очень ограниченных масштабах (слишком сложным образованием является общество). Например:
Основную часть аварий относят к проектным, к ним следует всегда быть готовыми. Небольшую долю – к запроектным. И только ничтожный процент – к гипотетическим авариям, которые скорее всего не произойдут. Чаще всего именно о них и говорят, что они будут случаться не чаще одного раза в тысячу или в сто тысяч лет, то есть в промежуток времени, многократно превосходящий срок службы установки. Поэтому зачастую такими авариями пренебрегают. В ряде случаев именно такой подход представляется разумным и оправданным. Но в жизни очень часто происходит совсем не так. И вот – другой взгляд.

Он был развит американским ученым Ч. Перроу и получил название теории нормальных аварий. Ее основной тезис формулируется так: «аварии неизбежны и происходят все время, серьезные аварии неизбежны, хотя и происходят не часто, катастрофы неизбежны, хотя и предельно редки». Источники катастроф лежат не в ошибках операторов или ненадежности отдельных элементов. Они лежат в основе самих сложных технологий, включающих множество взаимосвязанных элементов. Возможность катастроф при таком подходе – это не свойство отдельных частей системы, а свойство целого.

Здесь можно привести следующее пояснение. Согласно первой концепции, крупная авария происходит, когда по нескольким различным причинам из строя одновременно выходит несколько жизненно важных элементов. Однако в сложной системе с многочисленными связями элементов включается новый фактор – динамика системы. Она способна порождать очень сложные зависимости конечного состояния системы от ее начального состояния. Близость исходных состояний системы может не означать схожести поведения в будущем (например, если в положениях регулятора 1, 2, 4, 5 процесс идет нормально, то это может не означать, что то же будет справедливо и в случае положения 3). При этом интуитивное представление о системе не помогает, результат может дать только полный и тщательный перебор всех возможных вариантов. Это уже лежит за пределами человеческих возможностей. В результате сколь угодно крупная авария может произойти. если это в принципе допускает динамика системы (есть пути, ведущие к аварии). Она может произойти случайно, например из-за малого отклонения или мелкой поломки, при которой возникнут начальные условия, о которых просто никто не подумал. Таким образом, мы приходим уже совсем к другой статистике – статистике «неблагоприятных начальных условий» или «неблагоприятных малых воздействий». Самое поразительное, что здесь также найдены некоторые универсальные закономерности.
<...>

Подтверждение этот подход получил в недавно предложенной и активно развиваемой теории самоорганизованной критичности.
http://www.keldysh.ru/departments/dpt_17/zs/k2.htm

Если приложить теорию самоорганизованной критичности к социальным процессам, то оказывается, что процессы, которые в обществе принято считать магистральными, отнюдь не исчерпывают социальной динамики. Более того, направление развития общества создаётся последовательностью катастроф, происходящих редко, но резко изменяющих состояние больших и малых групп. В то же время, давно было замечено (например, военными психологами), что некоторые люди могут предвидеть, или предчувствовать катастрофы, рефлексируя их способом, далёким от мейнстримного рационального, сочетающего логику, эксперимент и социально организованную фиксацию результатов поиска.

Неоднократно рекомендовав к прочтению лекцию Павлова о "Русском уме" , замечу однако, что Павлов говорит именно о недостатке у русских современного, социально обусловленного интеллекта. Но интеллект более архаичный, более параноидальный, более ориентированный на предчувствие и выживание в условиях катастроф, гораздо менее зависит от национальной принадлежности, и как раз ослаблен у "цивилизованного", "западного" человека.

О том, что примерно представляет собой такой архаичный тип мышления, можно узнать из работ Карла Густава Юнга. Например, в "Синхронистичность: акаузальный объединяющий принцип". Но более продвинутую версию, на основе последних нейрологических исследований, даёт Элханон Голдберг в "Парадоксе мудрости". Речь идёт о т. н. "аттракторах" - механизмах распознавания образов, пик образования которых происходит у человека к 50-60 годам. Аттракторы (термин заимствован из математики) позволяют находить моментальное решение в широком классе ситуаций. Чем более насыщенную событиями и интеллектуальной деятельностью жизнь ведёт человек, тем сильнее его аттракторы в старости, тем их больше, тем лучший эффект они дают. Даже при отмирании бОльшей части мозга, атттракторы позволяют человеку вести полноценную жизнь, в т. ч. в таких областях, как наука, искусство, политика.

Именно такой тип мышления демонстрируют знаменитые китайские стратагемы. А они уже имеют самое непосредственное отношение к конспирологии. Могу предположить, что нераспознавание подтекстов, с одной стороны, вызвано ослабленным образованием аттракторов у ребёнка (первые атттракторы начинают формироваться с момента рождения), а с другой - ведёт к нарастающему дефициту трансляции аттракторов от старшего поколения к младшему. Кстати, именно эта трансляция имеется в виду, когда говорят "Чтобы воспитать леди, следует начинать с её бабушки".

Аттрактор, по Голдбергу, это врождённая структура, концентрирующая в себе опыт тысяч поколений предков (т. е. не что иное. как юнгианский архетип). Однако "природа" (или "Бог") позаботились о том, чтобы при изменении условий среды обесцениваюшийся опыт не диктовал поведение индивиду и популяции. Для того, чтобы аттрактор "заработал", "включился", его нужно насытить личным опытом. Активировать. Когда длинный ряд событий начинает укладываться в заложенную в мозге нейронную структуру, она начинает интенсивно развиваться структурно и энергетически. Сигнал внутри аттрактора циркулирует годами, являясь, помимо прочего, механизмом долговременной памяти.

Мышление старика, т. о. радикально отличается от мышления юноши. Старик не мыслит логическими последовательностями - он схватывает ситуацию в целом и сразу. И такому мышлению нисколько не мешает начавшийся маразм. Более того. в некотором смысле, отмирание не входящих в аттракторы зон мозга является частью их эволюции. Отмирание неактивированных зон позволяет аттракторам наращивать нейронную массу (теперь уже точно известно, что нервные клетки образуются на протяжении всей жизни), связи между собой и глию. Т. е. аттракторы как бы являются паразитами, живущими за счёт остального мозга. Отчасти, развитые аттракторы похожи на сеть ганглиев, на которые к старости распадается головной мозг.

Для того, чтобы понять этот тип мышления, стоит читать Бахтина. Развивая идеи, изложенные в статье по ссылке выше, бывший партнёр Бориса Абрамовича Березовского по бизнесу Юлий Дубов написал великолепную вставку в свой роман "Меньшее зло" (продолжение, по своему, очень хороших, но очень разных, романов "Большая пайка" и "Варяги и ворюги"). Вот эта замечательная иллюстрация концепции меннипеи (рекомендую ткж и остальные "Интерлюдии" романа):

Он тучен и задыхается

У Яго были причины не любить Отелло. Серьёзные причины. Однако же он не воспользовался вполне доступной для него возможностью подойти к своему патрону ночью и сзади и шарахнуть по голове тупым предметом. Он избрал нелёгкую дорогу изысканной итальянской интриги, показав себя истинным мастером.

Подобные люди не делают глупых ошибок, самая непоправимая из которых состоит в том, чтобы обнаружить своё присутствие в игре. Они остаются далеко за пределами наблюдаемой картинки, любуясь морским пейзажем или охотясь на бабочек. А в центре событий — марионетки, направляемые невидимыми нитями, борются, страдают, проливают слезы и кровь, крушат все вокруг в бессильной ярости и гибнут под аплодисменты толпы.

Яго никак не повинен в том, что его казнили. Его вообще убили не Кассио с Лодовико. Его прикончил Шекспир, заставив сбросить маску.

Правда, подобный жестокий произвол гениальный драматург допускал не всегда. Как минимум, ещё в одной трагедии равновеликий Яго персонаж не только остался жив, но и сохранил незапятнанную репутацию. И среди выживших действующих лиц, и для многомиллионной зрительско‑читательской аудитории.

Это ему в лицо сказано:

 

«…ты человек,

который и в страданиях не страждет,

и с равной благодарностью приемлет

гнев и дары судьбы; благословен,

чьи кровь и разум так отрадно слиты,

что он не дудка в пальцах у Фортуны,

на нём играющей…»

 

Любому приятно услышать в свой адрес подобные слова, произнесённые со всей искренностью, да ещё и персоной королевской крови.

Нам, живущим много веков спустя, полезно вспомнить в связи с этим бессмертные строки Редьярда Киплинга:

 

«И если ты своей владеешь страстью,

А не тобою властвует она,

И будешь твёрд в удаче и в несчастье,

Которым, в сущности, цена одна…»

 

И так далее.

Похоже, правда? Этими словами Киплинг описывал свой идеал — бесстрашного и несгибаемого строителя империи. И практически в тех же выражениях принц Гамлет обращается к Горацио, нищему студенту из Виттенберга.

С чего бы это? Ни в каких событиях Горацио не участвует, всего лишь присутствует, никаких бесед не ведёт, за исключением трёх эпизодов, о которых ниже, а обычно мирно стоит у края сцены, в чёрном плаще и чёрном же берете. Так и ждёшь, что эта траурная фигура откроет рот и доложит:

— Кушать подано.

Заметим, что в подавляющем числе случаев Горацио практически это самое и произносит. Вот его основные реплики:

— Какую, мой принц?

— Точно такой, мой принц.

— Совершенно так же, мой принц.

— Вот именно, мой принц.

— Как не помнить, принц?

— Возможно ль, принц?

— Да, мой добрый принц.

Если кто думает, что я передёргиваю, советую свериться с текстом. Там ещё много чего в этом же роде.

Таким образом, мы имеем дело с весьма любопытной личностью: некто из академической среды, принятый при королевских дворах, с задатками незаурядного политического деятеля, никак, впрочем, не проявляемыми, намеренно скрывающийся в тени занавеса и выходящий на свет в исключительно редких случаях, руководствуясь неясной пока логикой.

Попытаемся восстановить логику.

Неожиданное появление Горацио в Дании для принца Гамлета было совершенным сюрпризом. «Почему же вы не в Виттенберге?» — дважды спрашивает Гамлет. Горацио сперва пытается отмолчаться, потом с явной неохотой говорит: «По склонности к безделью, добрый принц». Окончательный вариант ответа: «Я плыл на похороны короля» Гамлет не в состоянии воспринять всерьёз: «Прошу тебя без шуток, друг‑студент».

Зачем приехал в Эльсинор виттенбергский студент Горацио?

Горацио оказался в Эльсиноре в исключительно подходящее время — призрак прошёл по стене замка уже дважды. Горацио опознает в привидении покойного короля Гамлета‑старшего, на следующий же день ведёт стражников к принцу. И чрезвычайно умело дирижирует рассказом, используя прочих очевидцев, когда повествование приобретает совсем уж фантастический характер.

Назавтра в караул выходят трое — Гамлет, Горацио и Марцелл. Когда призрак увлекает Гамлета за собой, Марцелл произносит вполне понятную фразу: «Прогнило что‑то в Датском государстве». На что Горацио отвечает загадочно: «Всем правит небо».

Это он про что? Про явление призрака, который «в мучительный и серный пламень вернуться должен»? Ничего себе — небесный промысел. Или это намёк на некие грядущие перемены? Пока неясно.

Призрак открывает Гамлету страшную тайну убийства и кровосмешения, завещает месть и исчезает. Гамлет возвращается к своим спутникам в глубокой задумчивости, те бросаются к нему: «Что, что он сказал?» «Вот видите ль, пойду молиться», — отвечает Гамлет. Горацио явно встревожен: «Принц, то дикие, бессвязные слова». Он безусловно ожидал чего‑то другого.

Розенкранц и Гильденстерн — тоже студенты из Виттенберга, хорошие приятели Гамлета и Горацио. Весёлая там подобралась компания — пили, гуляли, бегали по театрам.

Кстати о театрах. Труппа «столичных трагиков, которые так вам нравились, принц», уже подъезжала к Эльсинору, когда её обогнала эта неразлучная парочка. Розенкранц и Гильденстерн актёров не вызывали, для Гамлета приезд театрального коллектива был совершенной новостью.

Кто пригласил актёров? Не тот ли, кто подсунул принцу книжку про убийство Гонзаго? Ту самую книжку, с которой Гамлет входит к Офелии, потом небрежно листает, беседуя с Полонием, а на вопрос, что в книжке, сперва отвечает отговоркой «слова, слова, слова», а чтобы окончательно замотать обсуждение темы, переходит к прямым оскорблениям собеседника.

Перед роковым представлением Гамлет поручает Горацио внимательно следить за королём. Странно, но Горацио, не имевший до сих пор ни малейшего понятия о содержании разговора с призраком, ничуть не удивлён. Он уже знает, что увидит и что скажет принцу.

Убийство Полония и ссылка Гамлета в Англию в сопровождении двух верных друзей, превращённых Клавдием в надёжных надзирателей, обходятся без участия Горацио. Смею предположить, что ситуация временно вышла из‑под контроля.

Но только временно. Зачем без смысла воевать с уже свершившимся? Не лучше ли обзавестись новым ферзём взамен качающегося на волнах Северного моря? Не поэтому ли мы видим Горацио рядом с безумной уже Офелией, в присутствии короля и королевы?

Кто такой, чёрт побери, этот школяр, что без него никто при датском дворе не в состоянии обойтись? А вот когда появляется разъярённый и жаждущий крови Лаэрт, опять же неизвестно кем (!) вызванный в Эльсинор, Лаэрт, с мечом в руках угрожающий королю, Горацио нет. Куда делся? Отсутствует Горацио. «По склонности к безделью, добрый принц».

Но стоит Гамлету, отправившему бывших приятелей прямиком на английскую плаху, высадиться на датском берегу, Горацио тут как тут. Пора за работу. Удачно введённый в игру новый ферзь, вместо утраченного, сменил цвет: король перевербовал Лаэрта, заверил в собственной невиновности и натравил на Гамлета.

Плохо, очень плохо. Все может сорваться. Если Лаэрт налетит на неподготовленного и ничего не ожидающего принца, весь блестящий спектакль — с привидениями, актёрами и сложной психологической разработкой — полетит псу под хвост. Вполне ведь могут самым примитивным образом укокошить друг друга. И что тогда?

Надо предупредить принца. Гамлету умирать пока рано.

И вот финальный поединок, с отравленной рапирой Лаэрта и ядом в кубке с вином. Горацио рядом, он с тревогой следит за происходящим. Что впереди — триумф или все придётся начинать сначала?

У Гамлета царапина. Выпад, ещё один выпад, рапира Лаэрта оказывается в руках у принца, выпад — удар. Лаэрт падает. Уже не поражение, но ещё не победа. Последние слова Лаэрта: «Гамлет, ты убит; предательский снаряд в твоей руке, наточен и отравлен… Король… король виновен». Лишь бы только успел… Успевает! «Друзья, на помощь! Я ведь только ранен», — зовёт король. Он не ранен, он уже мёртв. Мертва королева, испустил дух Лаэрт, на глазах слабеет принц Гамлет.

Хотя проделано все исключительно чисто, надобно ещё кое‑что.

В подобных историях перестраховаться нелишне. «Я римлянин, но датчанин душой, — громко говорит Горацио и обводит взглядом уцелевших, чтобы убедиться — услышали. — Есть влага в кубке». Расчёт верный: все услышали, а умирающий принц не допустил к яду: «Дыши в суровом мире, чтобы мою поведать повесть».

А это уже не просто победа. Это триумф.

Надо сказать, что из убийц получаются неплохие хранители памяти о загубленных ими. «Почил высокий дух, — печально произносит Горацио. — Спи, милый принц».

Можно не сомневаться, что и в дальнейшем он будет отзываться о Гамлете в подобном же стиле. С этой минуты, возвышая его, Горацио возвышает себя.

Объяснение этой загадочной картинки можно найти в летописях Саксона Грамматика, но и в тексте трагедии оно частично присутствует.

Акт первый, сцена первая, и, что характерно, именно Горацио рассказывает про интригу. Ещё бы! Уж ему‑то она известна лучше всех. За некоторое время до описываемых событий норвежский король Вортинбрас‑старший вызвал датского Гамлета‑старшего на поедиюк. По уговору, все земли и богатства побеждённого становились достоянием победителя. Гамлет‑старший Фортинбраса зарубил.

Норвегия отошла под руку датского короля.

Но у незадачливого норвежца был сын, тоже Фортинбрас, юноша гордый, драчливый, с задатками хорошего полководца и совершенно не намеренный мириться с ролью датского вассала из‑за дури покойного папаши.

Вряд ли он самостоятельно разыскал талантливого итальянца. Скорее всего, Горацио приехал к разбегавшемуся норвежскому двору по собственной инициативе и предложил план. Используя непростые отношения, сложившиеся вблизи датского трона, он берётся расчистить площадку. Всё, что требуется от Фортинбраса, — оказаться во главе войска рядом с основным местом событий в подходящий момент. Горацио подскажет, когда будет пора. И пусть вопросы легитимности не беспокоят будущего датско‑норвежского повелителя. Комар носу не подточит.

Чем был занят Горацио, мы уже знаем. Напомним теперь про Фортинбраса.

Он, как и было договорено, стал собирать войско. Захвативший датский трон Клавдий встревожился и направил официальный запрос. Фортинбрас спокойно ответил, что намерен немного повоевать в Польше.

Будь Клавдий настоящим королём, а не пьяницей и бабником, он мог бы навести справки. Уж если даже норвежские латники открыто недоумевали — на кой чёрт Фортинбрасу понадобился «клочок земли ценою в пять дукатов», то датскому королю впору было встревожиться всерьёз, особенно когда Фортинбрас запросил свободный проход через датскую землю.

Но Клавдию было не до того. «О счёте наших здравиц за столом пусть небесам докладывает пушка».

Так Фортинбрас и оказался в нужном месте и в нужное время. Он даже успел услышать последние слова излишне доверчивого принца Гамлета: «Избрание падёт на Фортинбраса; мой голос умирающий ему».

Когда всё кончилось и трупы унесли, Горацио вполголоса сказал Фортинбрасу:

— Всё это я изложу вам.

— Поспешим услышать, — с подлинно королевским достоинством кивнул Фортинбрас.

Я бы не удивился, узнав, что вскорости после всех этих событий где‑нибудь в Вероне обнаружилась небольшая контора со скромной вывеской: «Решаем деликатные государственные задачи. Вознаграждение по итогам работы. Услуги в розницу, оптом и на экспорт».
http://lib.aldebaran.ru/author/dubov_yulii/dubov_yulii_menshee_zlo/

 

P. S. Китайские стратагемы в популярном изложении здесь:
http://www.koob.ru/harro_von_senger/chinese_stratagemes
 
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author