asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Categories:

Концепты

Чёрная кошка, белая фретка

[info]absentis  пишет об истреблениии кошек (особенно, чёрных) в Средневековье:
http://absentis.livejournal.com/53284.html

Для понимания этого процесса, думаю, следует учесть следующее.

2000 лет назад (т. е. одновременно с христианством, в традиционной хронологии) в Южной Европе (т. е. в исходном ареале христианства) был одомашнен лесной хорёк. Так появилась фретка. Фретка долго, вплоть до 19го века, конкурировала с кошкой, в качестве истребителя крыс (использовались ли фретки против змей, не знаю, но дикие хорьки змей едят), а ткж кроликов (наносящих большой урон сельскому хозяйству). Позднее вывели альбиносную форму фретки - фуро, которую часто путали с горностаем ("Дама с горностаем" Л. да Винчи изображает фретку-альбиноса).

Так что гонения на кошек следует рассматривать в контексте конкуренции их с фретками. Возможно, мода на этих животных была распространена в разных регионах и в разных социально-демографических группах. Кошка - Египет, фретка - Греция и Италия? Кошка - ислам, фретка - христианство?? Кошка - буржуазия, фретка - феодалы??? Кошка - город, фретка - деревня???? Кошка - "семитический дух" (по М. Гессу), фретка - "арийский" (М. Гесс вывел свою теорию классовой борьбы, которой он научил молодого Маркса, именно из противостояния "семитской расы" с "арийцами").
 




Белая фретка, как символ "белой расы" = "христианского мира", чёрная кошка, как символ "чёрной расы" = "мусульман и иудеев". Интересно, что символом ультралевых - анархистов - была чёрная кошка. Легенда о банде "Чёрная кошка" связана, видимо, с этим символом (анархисты в 1920е пополнили ряды криминальных авторитетов, вместе с другими бывшими революционерами создав группировку жиганов, соглашение которых с более традиционными урками стало известно, как "воровской закон"). В Средневековье чёрная кошка является символом ведьмы (т. е. полоумной стервозной шлюхи, с атрофией абстрактного мышления, обычно из низших классов), а белая фретка - девственницы (обычно, аристократки).

 

Охота на кошек могла быть спровоцирована эпидемиологической аберрацией. Начать с того, что чуму и эрготизм (как и многие иные заболевания, типа проказы и пеллагры) в Средневековье могли смешивать, считать одним заболеванием, различными формами одного, или группой близких заболеваний. И переносить выводы, сделанные при изучении одной болезни, на другую.

А как лечили чуму? В числе прочего, окуриванием дымом посетителей и выставлением мисок с молоком. Был в этом практический смысл? Был. Дым позволяет избавиться от насекомых. Молоко завлекало кошек, препятствуя их проникновению в дом (возможно, молоко ещё и травили?). А ведь переносчики чумы - переносимые кошками блохи. Т. е. люди приблизительно поняли механизм передачи заболевания.

Новые всплески таких болезней, которые считались заразными (правда, не в современном смысле, а в духе "вселения бесов" и "передачи флюидов") и побудили, видимо, считать кошек их разносчиками. Кошки, напившись молока коровы, питавшейся испорченным (спорыньёй) хлебом, начинали вести себя странно, орали, дичились - "в них вселялся дьявол". На тогдашнем уровне знаний было логично попытаться избавиться от них и заменить "христианскими" фретками. Правда, истребить кошек легче, чем распространить фреток.

Кстати, на фреток реже бывает аллергия. А аллергия на кошку бывает очень опасна. Вплоть до смертельного исхода (у астматиков). А бронхиальная астма обладает внешними признаками заразного заболевания - гриппа, ОРВИ, лёгочного туберкулёза, бубонной чумы. Кроме того, она может обостряться, в результате простудных заболеваний, т. е. их симптоматика смешивается.

До тех пор, пока природа инфекций не стала ясна, а наука не имела современной академической организации, точные границы заболеваний определить было невозможно. Разные специалисты могли иметь взаимоисключающие точки зрения по этому поводу. Вспомним, что ещё в начале-середине 20го века процветали воззрения "школы Мичурина - Лысенко", полагавшей, что от влияния среды зависит переход растений и животных из одной формы в другую, в т. ч. и из одного вида в другой, т. е. оборотничество.

"Оборотничество" в природе встречается, например, когда зелёная кобылка превращается в саранчу. Каким могло быть удивление исследователя, впервые установившего данный факт! Безобидная кобылка и смертоносная саранча - один вид! Впрочем, понятие "биологического вида" возникло только в Новое Время. Есть в природе и более привычные разуму превращения - похожего на рыбку головастика в лягушку, похожей на червячка гусеницы в бабочку.

Состояние биологии, особенно, массовых биологических представлений, было удручающим - вплоть до 18го века судовые журналы, мемуары путешественников и энциклопедии пестрят "русалками", "кракенами" и другими чудовищами. Да что там - до сих пор многие верят в обитающего в некоторых озёрах доисторического плезиозавра!

В таком контексте мысль о взаимопревращениях видов была естественной. Многие виды явно похожи друг на друга. Тигр и лев, например - даже могут скрещиваться. Уж не один ли это вид?! Тем более не могли средневековые натуралисты чётко различать заболевания, часто протекавшие с вариативной симптоматикой. Даже вызывающий патологическую реакцию агент не был понятен, первоначально, "демоны", видимо, были просто метафорой, "переменной икс", обозначавшей неизвестный, необнаруживаемый имевшимися средствами, фактор.

С эпохи Аристотеля доминировал витализм. Учение Мичурина - Лысенко (как и предшествовавший ему ламаркизм) восходит именно к этому направлению. Есть абстрактная "жизненная сила", и есть подрывающие её токсины. Подобные взгляды дожили до наших дней, как в науке (Любищев, например, был холистом и виталистом), так и в паранауке (гомеопатия). Но при таких взглядах нет никакого смысла резко различать те же чуму, эрготизм, пеллагру, туберкулёз, сифилис, аллергию и астму.

Интересно, что максимум астматиков (свыше 10%) приходится на англосаксонские страны, а минимум (менее 5%) - на Италию, Польшу, и далее на восток. Крайний минимум астмы (менее 2,5 %) - в Швейцарии, Греции, Румынии, России и Китае. Т. о. региональный разброс очень высок - примерно в 5 раз.

Во Франции уровень астмы ниже среднего. Учитывая низкую распространённость её в Италии, можно предположить, что в прилегающих провинциях Франции доля астматиков ткж понижена. Тогда похоже на то, что альбигойцы - кошкопоклонники оттого, что отсутствие аллергии на кошек служило им маркером распознавания "свой - чужой". Примерно так же, как белый цвет кожи в период колонизации Америки, или борода в период колонизации русскими Азии. Целование кошки в зад - способ убедиться, что у неофита отсутствует аллергия на кошек? Часто пишут, что альбигойская знать любила родниться со знатными еврейскими и арабскими семьями. У арабов доля астматиков ниже, чем в Европе

Бронхиальная астма, в виталистской оптике и на ранних стадиях изучения вопроса, могла рассматриваться, как хроническая форма того же заболевания, что в острой форме представлено чумой и эрготизмом. Повторюсь, что витализм снимает видовые различия, как и различия между разными видами "токсинов" (грибками, протистами, бактериями, вирусами, преонами, ядами). Видя, как реагирует астматик на кошку, замечая роль кошек в переносе чумы, люди могли заняться истреблением кошек для собственного спасения. И усугубить ситуацию (чуму переносят крысы, размножение которых сдерживают кошки).

А ведь "всё по науке" делали, ёлы-палы! Проблема в том, что наука одного столетия предлагает рецепты, противоположные рецептам другого. Так было (и будет?) всегда.
 

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author