asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Categories:

Концепты

К вопросу о "русской нации"

Решил опубликовать старый (Авг. 27, 2009|01:30 am) пост по национальному вопросу. Пост висел в режиме "Личное", в качестве наспех набросанного черновика. Да отредактировать руки так и не дошли. Поэтому публикую почти без правки.

Наткнулся сегодня на пост К. Крылова с обсуждением сакраментального вопроса "кто такие русские".
http://krylov.livejournal.com/1896078.html

К моему удивлению, оказалось, что самый умный "русский националист" не понимает что такое нация и в чем значение формальной процедуры идентификации. Т. е. абсолютно далек от проблематики русского национализма вообще.

К. Крылов приводит такое сравнение:
Подходят к Васе Петя и Коля. И Петя задаёт вопрос – Вася, а ты что такое? Докажи, Вася, своё существование, и дай определение себя. Такое формальное, понимаешь, определение, чтобы мы отличили тебя, Вася, от всех прочих не-Вась. Ты нам рожу-то свою не суй, ты нам дефиницию выдай. Нет, и на родителей не ссылайся, мы твоего маму и твою папу на хую вертели, и деда с бабкой, да ты ещё докажи, что дед твой не бабушкой был, это тоже в строчку. Давай пойдём таким путём – ты, Вася, рыжий, усатый, с дипломом. Значит, все рыжие, усатые и с дипломом – тоже Васи. Вот Коля, например – ну-ка, Коля, покажись. Рыжий, усатый, и диплом у него имеется, и даже лучше, чем у тебя, Вася. Значит, Коля это Вася, и всё твоё, Вася – это теперь не только твоё, но и Колино-Васино. Пошли квартиру смотреть, вещички поможешь вынести, и где там у тебя денежки? И жену тоже свою Васе подавай… да, именно Васе, потому что мы уже доказали, что Коля есть Вася, Коля теперь ещё и Вася, он больше Вася, чем ты, Вася, а ты никто и звать тебя никак, недоразумение ты, а не Вася.

Это уже совсем печальная постановка вопроса. Демонстрация не просто непонимания, но и нежелания понимать. Более того, возведение нежелания понимать в принцип, в священную обязанность. А кто не считает непонимание долгом, тот враг.

Что тут сказать? Ну, хотя бы взять метафору. Вася имеет паспорт, в котором указано, что он Вася, а не Петя. Существует ряд формализованных процедур установления личности в случае утраты паспорта и даже в случае войн и стихийных бедствий,  когда не только паспорт, но и паспортный стол, и дом, и альбомы с фотографиями, и соседи, и родня уничтожены. Именно благодаря этим формализованным процедурам возникает возможность нормального сосуществования людей в одном пространстве, возможность общежития. В противном случае, каждый Петя мог бы назваться Васей и потребовать в банке доступ к его счету. Или забрать себе его автомобиль, или квартиру. Или детей.

Аналогично и с вопросом о "нации". "Нация" есть синоним "гражданского общества" и развитой формой жизни некоего мистического вечноживущего "народа" не является. Собрались люди и учредили "нацию", как отцы-основатели США в конце 18го века. Считало ли б-во американских колонистов себя "отдельным от британцев народом"? Вряд ли. Вероятнее всего, б-во на эту тему не задумывалось, бол-во остальных просто по привычке и в силу естественного конформизма оставались верны Короне и Англии, но меньшинство "американцев" было более политически активным (уже оттого, что не было сковано лоялизмом), а транспортный рычаг и противодействие Франции не позволили метрополии отстоять свои права и волю своих граждан.

Так возникло новое государство, а вместе с ним и нация (поскольку нация и государство являются одним и тем же, или почти одним и тем же, соотносясь примерно как учредители юрлица и само юрлицо). Т. о. нация имеет ядро ("учредителей"), каковым является его элита (в случае с Америкой - те, про кого фильм "Добрый пастырь", в Эрефии переименованный в "Ложное искушение"), и периферию - всех граждан некоего государства (по аналогии с фирмой - сотрудников и постоянных партнеров фирмы). Такой способ консолидации и самоидентификации был впервые применен именно в ходе американской Войны за Независимость, благодаря чему эзотерический термин этот тогдашней политической философии был продвинут в массы и стал политически сверхактуален.

Строго говоря, в мире есть единственная "нация" в самом строгом смысле этого слова. Сами США. Поскольку остальные государства, усвоив американскую политическую риторику, никогда не приводили свои политические системы полностью к американскому первообразцу. А вне этого первообразца понятие "нации" девальвируется. В какой-то степени, "нацией" являются ткж "французы", усвоившие соответствующую риторику почти одновременно с "американцами" (в ходе ВФР) и даже принявшие активное участие в американской революции.

До указанных двух революций термин "нация" существовал, но имел иное значение. Вплоть до начала 19го века словари определяли "нацию", как "население какой-л. страны или провинции". Никакого пафоса. Нация пермяков, нация воронежцев, нормально, да? В Средние века "нациями" называли землячества, связанные круговой порукой (долг любого члена землячества можно было истребовать с любого другого, в случае бегства самого должника). Т. е. это был аналог профессиональных гильдий, преимущественно для студентов (купцы и монахи жили по уставам своих гильдий и орденов, солдаты - по законам военного времени, т. е. по беспределу, а остальные сидели по домам и не высовывались).

Еще ранее "нациями" называли секции, по которым заседали делегаты панъевропейских дипломатических конгрессов, "Вселенских Соборов" (первоначально секций было четыре: германцы, французы, итальянцы и испанцы, как если бы нарисованная на плохой карте Европа была поделена крестом).

После создания наций-государств в 1648м году термин "нация" использовался в качестве инструмента пиара, аргументируя преданность подданных своим монархам (блестящим примером чему является шиза с призванием Рюрика племенами мигунов, прыгунов и жевунов). Нации утверждают верховную власть - значит, ребята, раз Власть существует, значит, вы ее уже сами и установили. За нее уже большинство. Разбирайтесь друг с другом. А для пущей убедительности, Короли созывали представительские органы, типа Генеральных Штатов, или Замских Соборов, на которых делегаты сословий лужеными глотками кричали свой дружный одобрямс. Заметим, что идея "нации" неотделима от идеи парламентской демократии и прав человека.

Именно с целью пиар-поддержки непопулярных королевских инициатив, он продвигался в массы, гл. обр. для способствования решению задач сбора налогов и набора рекрутов в армию, точнее, для ослабления сопротивления населения при решении этих задач. И только Модерн придал этому термину его современное звучание.

Сегодня нация - это совокупность граждан национального государства. В империях все обстоит несколько сложнее, отчего от них и избавились по результатам Первой Мировой войны. Российская Империя при Александре III и Николае II пыталась переформатироваться в национальное государство, но не смогла. Не хватило времени. Задача сложнейшая: туземные племена должны были либо быть ассимилированы, либо вытеснены в эмиграцию, либо уничтожены. Каждое из этих трех решений обладало своими недостатками, препятствовавшими достижению итогового результата.

В СССР пошли по пути создания конфедерации 15ти суверенных наций, с полусуверенными автономиями в их составе. Затем пытались постепенно ассимилировать их в "советский народ". За более 70 лет существования СССР задача полностью решена так и не была (хотя продвинулись достаточно далеко в этом направлении). На сегодня, "русскими" разные группы населения называют либо "великороссов" старого романовского проекта конца 19го - начала 20го вв, либо "советских" времен СССР, либо какие-то реликтовые образования того этнорелигиозного конгломерата, из которого сложилось, в свое время, население империи.

Почему так важно определиться, кого же мы, в самом деле, называем "русскими"? Может, и впрямь, достаточно довольствоваться "националистическим" аэээыыыууууааау, вместо четкой артикуляции кто, что и как? Типа, "мы усе соображаем, усе понимаем", только вот сказать ничего не можем. Как там у поэта? - "а что молчит, так это от волненья, от осознанья и просветленья".

До тех пор, пока "русские" остаются термином сугубо публицистическим, спору нет, четкое дефинирование его только вредно. В публицистике удобнее руководствоваться правилами эриксонианского гипноза, т. е. говорить обобщенными, отбтекаемыми, неконкретными словами и выражениями, чтобы каждый мог понять так, как ему лично ближе. Но это верно лишь в том случае, если задача стоИт манипулятивная. Обмануть, развести, ограбить. Тогда сгодится любая неопределенная абстракция, чем неопределенней, тем лучше. Причем, "Аллах акбар" выглядит значительно интересней "нации", так что можно еще ожидать эволюции "националистов" в данном направлении.

Если же задачей является реформирование государства, изменение его границ (в сторону расширения, например, за счет Грузии или Средней Азии, или в сторону сужения, например, в пользу суверенной Ичкерии или всего Северного Кавказа), то никакие эзотерические интуиции делу не помогут. Нам нужно четко знать, кому давать паспорт, а у кого отбирать.

В тех же США полной четкости априори достигнуто не было. Результат - Гражданская война 1861-1865. Только таким путем удалось решить, что Север и Юг, белые и негры - единая нация. Впрочем, с неграми до конца не определились даже сейчас, даже после ВМВ и реформ Кеннеди и Джонсона. Вот почему вокруг избрания Барака Обамы разведено столько патетики. Но это к слову.

Что видит разумный человек в "националистических" потугах ("ну, русские, это как бы, это, ээээ, ну, типа того что, ну, сами понимаете, ааааа, в смысле, русские они и есть русские, а иначе их бы и не было, а раз слово есть, значит и русские есть, а кому такой дефиниции мало, тот сволочь, порешим, зарррееежеееем!!!!")? Примитивную разводку. Ведь "нацией", ващета, именуется некий комплекс прав и обязанностей. А что это за права и обязанности такие, про которые тебе говорят "ну это, в общем, как бы"? Ты, короче, пойди и прыгни на амбразуру, а мы тут, в твое отсутствие, за тебя вопросы порешаем, куда тебя послать и за что ты на амбразуру прыгать будешь. И что получишь взамен (если хоть что-то получишь).

Вопрос с правами "русских" так же, страниями "националистов" остается совершенно неартикулирован. Допустим, в "русские" записалась какая-то часть населения Эрефии. А ткж сопредельных стран, а ткж и "дальнего зарубежья". Допустим, все эти люди признали свою обязанность сигануть, по приказу Крылова, Милитарева, Белковского и Ко на амбразуру. Дает ли им это какие-то права, превышающие права "неруси"? Тех же чеченцев, евреев?

Если нет, то весь дискурс сводится к заурядному лохотрону: на амбразуру сигай (квартиру отдавай), а взамен ничего, кроме ритуального "спасибо" ("ты настоящий друг"). А если да? Каким образом происходит увязывание прав и обязанностей? Как отличают тех, кто действительно одной ногой в патриотической могиле, от тех, кто дурит окружающим головы и ни на какую амбразуру, на самом деле, сигать и не собирается? А новые, националистические, ваучеры, между прочим, в случае победы "национализма", всем подавай.

Что я хочу всем этим сказать? Что "русско-националистический" дискурс принципиально не нацелен на практику, на действие. Поговорить на тему "меньше слов, больше дела" - это "за ради Бога". Подквакнуть Начальству. А вот соотносить слова и дела, слова и возможности, слова и интересы - это "хрен твоей пьяной морде". Короче, Чубайс был куда убедительней, решая аналогичную задачу.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author