asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Categories:

Война цивилизаций

Жизнь или смерть?
Перспективы России в Третьей Мировой войне

Может вызвать некоторое недоумение, отчего спасение для России - союз с Америкой. А не с Европой, или, допустим, с Китаем. И почему, в случае разрыва США и Евросоюза, выбрать следует (по возможности) именно США.

1. С незапамятных времен, Европа традиционно выступает в качестве оператора, курирующего Россию. Даже контакты России с США, в значительной степени, опосредованы Европой. До тех пор, пока Европа оставалась американским союзником, возможности реального союза с США у нас не было (см. п. 2). Американцам приходилось делать выбор между Россией и Европой. Но если этот выбор отсутствует (или, по меньшей мере, сильно проблематизирован), то у России появляется Шанс.

2. Европа не хочет и никогда не хотела усиления России. Для Англии и Франции мы были веками пушечным мясом, использовавшимся в европейских разборках. Не более того. Это было стержнем европейской политики, чтобы не более. А начиная с 20го века, когда Россия превратилась в сверхдержаву, в особенности. В настоящее время, именно Европа (в первую очередь, Англия и Германия) избрала стратегию утилизации (и уничтожения) России. Именно Европа поддерживает в РФ компрадорский режим.

3. У США нет с РФ существенных противоречий. Почти нет общих границ (и вовсе нет границ сухопутных). США морская держава, а Россия сухопутная, так что нам делить? Зато дополнить друг друга мы можем очень существенно. У каждого есть то, чего не хватает другому.

4. Мир входит в новую Мировую войну (подробней об этом чуть ниже). В Мировой войне Америке потребуется союзник. Россия лучше любой другой страны подходит на эту роль. Нищая, умирающая страна с огромным неиспользуемым потенциалом. Инвестиции в Россию могут быть баснословно выгодными (в первую очередь, в военно-политическом плане). Европа "слишком много берет и слишком мало отдает". Китай тоже слишком высокого о себе мнения. Это страны реализовавшиеся. У них есть основания требовать от Америки слишком многого. У России ситуация иная, и скоро это станет ясно всем. Только английская агентура (Проханов и Ко) внушает русским, будто Америка враг и что "мы и сами с усами". Якобы никакая внешняя помощь России не нужна, а круче нас только яйца. Если поведемся - упустим последний шанс.

5. США - самая могущественная держава мира, безраздельно господствующая на море и в космосе, безусловно обогнавшая, на сегодня, весь мир в области передовых военных технологий и имеющая прекрасную профессиональную армию и огромный потенциал ВПК. Они защищены тремя океанами от любого потенциального противника. Иными словами, США почти наверняка окажутся в Третьей Мировой победителем. И тот, кто выступит на их стороне, имеет хорошие шансы оказаться в стане победителей тоже. Если только станет разумно расчитывать свои силы и возможности и соотносить их с амбициями.



О Мировой войне. Как я уже не раз писал, Мировые войны всегда предшествуют новой международной модели и новой финансовой архитектуре, закрепляющим новые "правила игры" для нового технологического уклада. Так, Аугсбургская модель названа так по имени Аугсбургского мира, заключенного по результатам ШмалькАльденской войны в Аугсбурге. Вестфальская модель (в узком смысле) названа по имени Вестфальского мира, заключенного по результатам Тридцатилетней войны в городах Мюнстере и Оснабрюке. Венская модель названа по имени Венского мира, заключенного по результатам наполеоновских войн в Вене. Крымская модель, которую иногда выделяют внутри Венской модели, названа по имени Крымской войны, по результатам которой был заключен Парижский мир. Версальско-Вашингтонская (сокращенно: Версальская) модель названа по именам Версальского мира и Вашингтонской конференции, подытоживших результаты Первой Мировой войны. Ялтинско-Потсдамская (сокращенно: Ялтинская) модель названа по именам Ялтинской и Постдамской конференций.

Каждая война начиналась внезапно для ширнармасс, но совершенно ожидаемо для военных и дипломатов. Всякий раз, войнам предшествовали повышенная активность религиозных и экстремистских политических движений, обычно возникавших незадолго перед очередной Мировой войной, революции и гражданские войны, территориальные споры и локальные военные конфликты, финансовые и экономические кризисы, перенаселение, голод и эпидемии.

Так, Шмалькальденская война была первой войной католиков и протестантов, причем протестантизм находился в начальной стадии своего становления (по сути, был тогда еще реформаторским движением внутри католицизма). Шмалькальденской войне ткж предшествовали начало Революции цен, первые утопические учения и революционное Движение Башмака в Священной Римской Империи. Тридцатилетняя война также велась между католиками и протестантами (уже окончательно сформировавшимися в качестве отдельной конфессии). Ее частью стали последние 30 лет Восьмидесятилетней войны (между Испанией и Нидерландами) и Итальянских войн. Тридцатилетней войне предшествовали финал Революции цен, эпидемия чумы, Гугенотские войны во Франции и Смута в России.

Наполеоновским войнам предшествовали тяжелейший финансовый кризис во Франции и распространение революционного масонства (в т. ч. "египетских лож" графа Калиостро). Крымской войне предшествовали общеевропейская революция 1848го года и создание Первого Интернационала. Первой Мировой предшествовали восстание боксеров, Русско-Японская война, Первая революция в России, пангерманизм, большевизм, пантюркизм и Балканские войны. Второй Мировой предшествовал ряд войн и локальных конфликтов (японское вторжение в Китай, итальянское в Абиссинию, аншлюс Австрии, Чакская война и другие), фактически, позволяющие объединить Первую и Вторую Мировую войны, вместе с войнами Интербеллума в понятии Второй Тридцатилетней войны. Второй Мировой ткж предшествовали Великая Депрессия и появление движения фелкише в Германии и его ответвления - национал-социализма, охарактеризованного Карлом Юнгом, как "массовый психоз".

Всякий раз крупные войны, вовлекавшие основных акторов действовавшей на тот момент мир-системы, возникали на фоне смены технологических укладов, вызванной изменениями климата и ландшафта, освоением новых пространств и/ или научно-техническим прогрессом. При этом изменялись направления товарно-денежных потоков, расстраивалось денежное обращение, богатели или нищали народы и сословия, появлялись и становились типовыми коллизии, не свойственные более ранней эпохе, не отрегулированные международными соглашениями и общественными договорами, сложившимися в иных условиях. Кардинально менялся мировой баланс сил.

Когда народ богатеет, меняются его образ жизни и демографическая структура, уровень притязаний его членов растет. Индивиды, довольствующиеся прежним уровнем притязаний, выпадают в осадок и ни на что не влияют. Сумма индивидуальных амбиций превышает текущие возможности общества, вкл. его ВВП. Люди живут будущим, новыми перспективами, дерзкими планами и великими свершениями. Капитал охотно идет в страну с высокой отдачей на инвестиции и готовым к инновациям населением. Люди живут в кредит. При этом, как бы много ни было денег, в стране, в отрасли, в регионе, в семье, их все время мало.

Когда народ нищает, ему ткж постоянно не хватает денег. Только по другим причинам. Люди не готовы смириться, что больше не в состоянии претендовать на прежний уровень жизни, пить, есть, гулять и рожать детей так же, как раньше. Еще недавно они воспринимали свой уровень жизни, как временный, как отложенное на будущее счастье. Копили годами средства на покупку новой квартиры, дачи, машины, на безбедную старость, на образование детям. И вдруг оказывается, что ничего этого не будет, и даже то, что уже есть, им не по плечу. Капитал бежит из такой страны (а если приходит, то криминальный и спекулятивный капитал).

В макромасштабе это выглядит, как нарастающие трения между правительствами, которые не могут пойти навстречу друг другу, т. к. форматы их управления несовместимы с диктуемыми друг другу условиями. Каждая возможная уступка влечет за собой неизбежность следующих. Вот, уступило советское руководство в эпоху катастройки, теперь остается уступать и уступать. Конца уступкам не будет. В принципе не будет. Потому что прогнувшись, мы, всякий раз, получаем ситуацию, в которой наши возможности уменьшились и мы опять не соответствуем своим уменьшившимся возможностям.

Но ССССССР - ситуация немного особая. Он всегда был зависим от англосаксов. Долго повторять все нудные и очевидные для интересующихся историей факты. В какой жопе была страна в 1920е, после дефолта 1916-1917го, Брестского мира и антантовской блокады. Как продавали страну в концессии Ленин и Троцкий. Как жили ожиданием новой Войны, которая, в конце концов, все же случилась. Как договорившиеся между собой англичане и американцы предложили сталинской группе индустриализацию, под которую сталинцы разгромили своих оппонентов и провели "чистки". Как строились англосаксами сотни и тысячи ультрасовременных, на тот момент, заводов, включая гиганты, типа ДнепроГЭСа или Сталинградского Тракторного.

Единожды возникнув, зависимость такого рода полностью не исчезает никогда. Проектировали отдельные заводы и экономику в целом те же англосаксы. Писали первые Пятилетние планы, что не секрет. Заранее готовили эвакуацию предприятий, закладывая ее на стадии проектирования.

И все это на фоне почти полного уничтожения или бегства образованного слоя после дефолта 1916-17, когда страну захлестунили голод, продразверстка, эпидемии, криминал и банды полевых командиров, которых с большим трудом загнали под "белые" и "красные" крыши. Когда у власти оказались сомнительные люди, не прошедшие нормальные бюрократические фильтры, с психопатологиями и полууголовным прошлым. Среди этих людей было, очевидно, немало иностранной агентуры, вплоть до слухов о пятидесяти хорошо подготовленных агентах германского Генерального Штаба, которых по приказу Ленина якобы залегендировали, как уроженцев России и старых большевиков.

Но и все сделанные Горбачевым и Ельциным уступки проблему не решают. Народ должен твердо обозначить черту, на которой он намерен в своих уступках остановиться. И ответить за базар. Иначе любое положение останется принципиально нестабильным: коллаборационизированные верхи готовы уступать до бесконечности, а оттесненные от принятия решений массы горят реваншистскими надеждами. И пока массы не познают ужасы войны и горечь поражения, точку в выполнении навязанных нации сделок ставить рано.

Могут ли, в сегодняшней ситуации, США отказаться от достигнутого уровня жизни, кинуть пенсионеров и заставить их копаться в мусорных ящиках, обанкротить б-во своих компаний, закрыть Интернет, раздать за долги авианосцы и, под завязку, вернуть Мексике земли, полученные в 19м веке (Техас, Калифорнию, Неваду, Нью-Мексико, Юту, Аризону и др.)? Ну, не советские же они коммунисты.

Может ли Китай добровольно провести либерализацию своей политической системы, ввести на своей территории Вашингтонский консенсус, аннулировать (или отдать в качестве компенсаций и неустоек) накопленные долларовые авуары, признать независимость Тайваня, отказаться от претензий на острова Спратли, отделить Тибет, Уйгуристан и Внутреннюю Монголию, закрыть экологически вредные производства, прикрыть контрафакт, сократить численность населения, хотя бы, вдвое? Вопрос риторический. Хотя и коммунисты правят Китаем, однако же, не советские.

В отличие от ССССССР, массированные инвестиции англосаксов в КНР начались (в 1970е) при значительно более благоприятных для Китая обстоятельствах. Китаю уже не грозил беспощадный агрессор. Китай мог выбирать между советским блоком и США. Он уже, худо-бедно, восстановился после японской оккупации. И в Китае никогда не было столь тотальной резни местной интеллигенции.

Такого рода выбор неминуемо встанет перед обоими странами в ближайшие годы, а то и месяцы. Договориться между собой Китай и США могут только за счет всех остальных - Индии, АСЕАН, Эрефии и Евросоюза. Это один вариант развития событий. Второй вариант, что европейцы начнут мыслить более реально и согласятся на прежнюю роль американских вассалов, даже слегка прижмутся. И третий вариант, что опорой США станет возрожденная Россия.

Но для этого не надо "включать крутого" и "строить" Америку. Нужно реально осознавать существующее сегодня (а не десять или двадцать лет назад) положение вещей и перспективы для страны. Покончить с гнусной антиамериканской пропагандой английской агентуры (Проханов, Дугин и Ко). Объявить вне закона антисемитизм и гомофобию. Защитить права женщин, покончить с семейным насилием и сексизмом (стараясь, насколько это возможно, предотвратить наихудшие последствия такой политики).

И вообще, следует определиться. Понимаем мы, что происходит, и что нам грозит? Что мы намерены защищать? Что для нас главное? От чего мы никогда не отступимся (лучше умрем и позволим убить своих детей), а чем готовы пожертвовать ради победы? Что готовы априори предложить потенциальному союзнику, безо всякого торга, за что станем мелочно торговаться, а что не отдадим никогда? Какую часть общества готова объединить та, или иная т. зр.? Как предполагается уговаривать (или подавлять) сторонников иных точек зрения?

Шанс у России и ее населения появится тогда, когда такие вопросы хотя бы начнут обсуждаться.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author