asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Categories:

Uchrjab

Шигалевщина

Ещё в детстве пережил первый экзистенциальный шок. Окружающие меня люди оказались... ну, скажем так, гораздо более безнравственными, чем я полагал возможным. Возможным - в смысле, реальным. Пережив кризис, я увеличил шкалу негодяйства вдвое. Затем  ситуация повторялась неоднократно, правда, я переживал это всё менее бурно. В минувшие несколько часов шкала в очередной раз была расширена.

А всё с подачи Галковского. Умеет чел провоцировать славян на высказывание затаённого. На экспозицию собственных комплексов, тыкскыть. Ну что ж, проэкспозиционируюсь, тыкскыть, и я.

Итак, началось вот с этого поста и вот с этой замечательной картинки (воспроизвожу вместе с подписью):



Граф Дракула. Румыния пришла в Европу с богатым приданым.

И далее в тексте:

Если взять школьные учебники Венгрии, Румынии, Словакии и Сербии, вы увидите абсолютно разные версии одних и тех же событий, иногда разные настолько, что не поймёте, что люди говорят об одном и том же, но из разных углов. Ну и конечно в каждом случае там будет попадаться ТАКОЕ, что хоть стой, хоть падай. «Культурный шок». Например, у румын Дракула национальный герой.

ЖЖ-юзер bohemicus , прославившийся специфическим историческим ревизионизмом (в виде отрицания всяческих древних изуверств и мракобесий; утверждает, например, что люди никогда не верили в плоскую землю, инквизиция никого зря не обижала и те де), зацепился за цитатку из комментария ДЕГа в дискуссии по данному посту. Воспроизвожу цитату полностью:

"Приведу вам образчик тогдашней политической культуры европейцев. После установления чешского протектората премьером был назначен чешский генерал Алоиз Элиаш. В сентябре 1941 года он устроил у себя приём в честь видных чешских журналистов, поддерживающих нацистов, и накормил их отравленными бутербродами, причём отравленными не цианистым калием, а трупным ядом, брюшным тифом и туберкулёзом. Отраву впрыскивал сам, через шприц."
http://galkovsky.livejournal.com/229714.html?thread=70900050#t70900050

И далее Богемик начинает смаковать подробности этого убийства, позиционируя Элиаша, как национального героя Чехии (насколько могу судить, второй родины Богемика). Вначале я подумал, что это такой странный юмор. Ну, бывает у людей юмор настолько странныый, что трудно понять, что это юмор. Но сегодня чтение комментов Богемика заставило отбросить последние сомнения: это на полном серьёзе.

Но может, я не прав, а прав Богемик, утверждающий следующее:

А Элиаш и ко были нормальными людьми, относившимися к жизни вообще и к политике в частности так, как к ней нужно относиться - как к игре.
http://bohemicus.livejournal.com/86696.html?thread=10819496#t10819496

Это такой символ веры русских конформистов: жизнь есть игра, а задача в том, чтобы выучить правила. Кстати, по Адорно, конформист - один из фашистских типов. Типаж, на который опирается всё здание тоталитарного государства. Конформист любую идеологию в состоянии превратить в тоталитарную. Как тот Великий Инквизитор. Или как Шигалев.

Жизнь есть игра - кредо безответственности и безнравственности. Что и демонстриует Богемик, смакующий мнимое величие преступлений Борджиа. Человека, в средневековье ставшего символом абсолютного зла, человеком, с возмущение которым инспирировало протестантский раскол. Ведь что двигало протестантами? Вера в то, что "Папа Римский - антихрист".

Борджиа - это тот же "граф Дракула" (Господарь Валахии Влад Цепеш), только более историчный, менее мифологизированный (в наши дни богемики разной масти пытаются образ демифологизировать и отмазать от обвинений, но тогда исчезает и весь его колорит, вся специфика образа, отличающая его от любого другого монарха Св. Престола или светских королевств). Разница в том, что Цепеш появился на заре книгопечатанья, а Александр VI на пару десятилетий позже. И Цепеш был лидером третьеразрядной страны, а Борджиа - в эпицентре событий. Вот память об антихристе Борджиа и сохранилась лучше, чем о другом, валашском.

А что такое антихрист (как идея-фикс христианской культуры)? Это человек, возомнивший себя Богом. Солипсист, всерьёз полагающий, что мир создан для его удовольствия. Что миром и судьбами других людей можно играть.

Но может, с игрой у Богемика просто блажь, а суть дела совсем в другом? Богемик пишет в том же треде и нечто более, на первый взгляд, весомое, обоснованное:

Вы представляете, кем были эти гости и чем они занимались? К тому времени гестапо уже арестовало в Протекторате свыше пяти тысяч человек, а активисты на этом фоне развернули кампанию с требованием репрессий против семей солдат, служивших в зарубежной чехословацкой армии.

Тут имплицитно закладываются сразу три идеи, якобы вытекающие одна из другой. Во-первых, абсолютная правомерность службы в "зарубежной чехословацкой армии". Международные конвенции чётко определяют комбатантов и нонкомбатантов. Существуют строгие конвенции, направленные против наёмничества. В доялтинскую (Версальско-вашингтонскую) эпоху всё было несколько иначе, но суть правовой доктрины та же.

Права комбатантов и нонкомбатантов основываются на строгом различении между ними и строгом выполнении ими правил, вытекающих из этого различения. Брать в руки оружие вправе только тот, кто был призван к этому своим государством и носит форму этого государства. Если государство согласилось на протекторат (заступничество) иностранной державы, а часть сограждан с этим не согласилась и образовала "правительство в изгнании", то это гёделевская ситуация (тезис, который невозможно ни доказать, ни опровергнуть в рамках данной формальной системы), подрывающая основы права.

В сущности, это состояние гражданской войны. И если глава протектората сотрудничает с противоположной стороной, оно ничего не меняет. Глава государства при этом выступает в роли военного преступника - но с одной из конкурирующих точек зрения, согласно которой законно то правительство, которое приняло протекторат. А оппоненты могут судить и расстреливать всех этих.

Например, после 1917го можно было судить и вешать любого большевика. Ещё и в 1989м, при желании предъявить: в стране преступный режим, а ты ему служишь, пишешь статейки в Литературку, к примеру, подыгрываешь режиму - на фонарь.

С другой стороны, можно признать большевиков, и тогда преступники - власовцы, катакомбники, диссиденты. И не только они, а все те, кто признал распад СССР, служил ельцинско-путинскому режиму... да просто на выборы ходил. При желании, хождение на нелегитимные выборы тоже можно обосновать, как соучастие в перманентном госперевороте.

Почему во время войны нельзя убивать мирных граждан? Потому что они мирные. Не "мирные", а действительно мирные. Не мирные в светлое время дня, или когда не видит представитель оккупационной администрации, а всегда, по-настоящему, не понарошке. Причина, по которой мирных нельзя убивать, не в том, что это такая "игра", а в том, что этого требует естественное право, с игрой несовместимое. Требование естественного права в том, что не должно совершаться ненужной, не вызванной необходимостью войны, жестокости.

Мирное население - это люди, добровольно отказавшиеся от борьбы с иностранными оккупантами. Постольку и в той мере, поскольку и в какой мере население отказывается от вооружённой борьбы, оно не должно становиться жертвой репрессий, как не представляющее угрозы оккупантам. Разворачивание партизанской войны прямо противоречит этому принципу. Собственно, в СССР, например, Сталин и Ко откровенно ставили вопрос именно так: развернуть партизанское движение с целью натравить немцев на местное население.

Задача Сталина заключалась не в том, чтобы нанести немцам бОльший ущерб, чем если бы все эти судоплатовские диверсанты были по нашу линию фронта, а в том, чтобы при возвращении советской власти население приняло её, как меньшее зло. Для этого нужно было заставить немцев стать бОльшим злом.

Нельзя однако, не опускаясь до сугубо игровой стихии, до двойных стандартов, и партизан (диверсантов) в тылу врага содержать, и террор против мирного населения предъявлять. Особенно, если при этом ещё и утверждаешь, что "мирное" население партизан поддерживает: снабжает, укрывает, сообщает информацию. Потому и должны комбатанты носить униформу, чтобы можно было отличать их от нонкомбатантов.

А если это требование не соблюдается, если само государство (как форма самоорганизации нации/ гражданского общества) об этом  не позаботилось, не объявило своим гражданам, что будет жестоко карать партизан, посмевших поднять руку на оккупантов, то и предъявить оккупантам нечего. Массовые казни? Имеют право.

Журналисты, поддерживавшие нацистов, может, и были конченой сволочью, хотя могли ею и не быть. Но их писанина ещё не повод, чтобы их казнить даже по приговору суда (что часто делалось в ходе и по окончанию той войны). Разве что в порядке весёлой игры в "захотели - казнили". Обосновать-то любой блогер может что угодно. Для этого достаточно основ культуры мышления. Как полагалось когда-то в хедерах: сперва ученик доказывает тезис, затем антитезис, затем снова тезис.

И это во-вторых, тезис о праве нации-государства казнить инакомыслящих за их точку зрения. "Либерал" Богемик согласен, что за точку зрения казнить нельзя. Но только если эта точка зрения - его собственная. А если это точка зрения его оппонента, то она его злит, а стало быть, за неё можно и нужно убивать. Например, пригласить в уютное пражское кафе и угостить оппонента бутербродом с токсином ботулизма.

Модерн развил идею римского права о тонкой градации наказаний и их пропорциональности содеянному. Азиат уверен, что чем тяжелей наказание, тем лучше. Европейская цивилизация предложила иной подход. За ничтожный проступок - символическое наказание, за более серьёзные деяния - более строгая кара. За тяжкие преступления - длительные срока и лишь преступления особой тяжести в некоторых правовых системах могут караться смертной казнью.

В Нюрнберге за пропаганду был казнён единственный обвиняемый. Самая спорная казнь. Это был Юлиус Штрейхер. Но он, как-никак, входил в нацистскую верхушку, его позиция имела вес в принятии решений. В т. ч. могла повлиять на решения по Холокосту. И всё равно смертная казнь здесь выглядит произволом победителей.

Для чего нужна тонкая градация наказаний? С чисто "славянской" т. зр., это вопрос эмоциональной жизни неуравновешенных субъектов. Чья-то слабая психика не выдерживает здоровых (тоталитарных) мер принуждения. А близкий к природе славянин якобы более приспособлен к жизни. Его нравственный инстинкт не возумщают ни Дракула, нии Сталин. Спит нравственный инстинкт, беспробудно дремлет.

В действительности, смысл тут абсолютно рациональный. Допустим, трудится на поле раб. Накосячил раб, пятнадцать минут убил на созерцание красот природы. Травка, цветы незабудки... Отвлёкся, не выполнил норму барщины. На конюшню его, пять ударов кнутом. А что если запороть тунеядца до смерти? Может, тогда другим неповадно будет?

Нет, ужесточение наказания приведёт к обратным последствиям, тем более разрушительным, чем дальше произойдёт отклонение от установленных доктринально принципов. Если рабу грозит смерть, или соизмеримое с нею по тяжести наказание, то что остановит его, скажем, от поджога барской усадьбы после того, как он нечаянно, по рассеянности, отвлёкся на 15 минут от назначенного ему задания?

Всегда должно быть нечто ещё хуже. Преступник совершил одно деяние, его ждёт наказание одной тяжести. Преступник попытался скрыть своё преступление, попутно совершив другое, от этого тяжесть ждущего его наказания возрастает. Преступник отчаялся и решил, что хуже теперь уже не будет. Нееет, дорогой! Будет, и ещё как будет.

Вот поэтому право, в нормальном случае, проводит чёткую разницу между словами и конкретными поступками. За некоторые слова следует карать, несмотря на принцип свободы слова. Желательно, конечно, чтобы таких исключений было как можно меньше. Но эта кара должна быть достаточно строгой, чтобы обладать останавливающей силой, но не настолько, чтобы идейный противник превращался в фанатика, которому нечего терять, и с которым априори невозможен компромисс.

И в-третьих, о праве конкретно Элиаша убивать журналистов. Даже если журналисты и заслуживают смерти, идеология Модерна (либерализм) требует, чтобы казнь совершалась по решению независимого и беспристрастного суда, в соответствии с установлениями материального и процессуального права, по конкретному составу преступления и те де. И совершалась без причинения излишних страданий. Когда Гитлер казнил заговорщиков-генералов, как нам сообщают, их подвешивали на мясные крюки. И мы сразу понимаем, что это делали конченые выродки. Ни разу не европейцы, чего бы они там о себе не звиздели.

Пригласить в гости оппонента, который даже и не знает, что он твой оппонент, а затем отравить его с особой жестокостью... Это игра крайне специфичная, даже если хочешь изобразить из себя "славянского недочеловека".

Я вот часто бывал не согласен с Богемиком по принципиальным для меня вопросам. Например, недавно - по вопросу о расстреле Белого Дома в 1993м. Считаю это преступлением, т. к. не были использованы все возможности переговорного процесса. Оправдание государственного переворота и расстрела парламента, на мой взгляд, недопустимо в куда большей степени, чем поддержка гражданскими оккупантов. И кстати, идея "правительства в изгнании" видится мне полной чушью. Если оно в изгнании, то по факту уже не правительство. Не представляет волю нации.

Журналисты, не признававшие "правительства в изгнании", тем самым отстаивают право нации сложить оружие и не подвергаться дальнейшему уничтожению. Нельзя называть "геноцидом" истребление сражающейся нации. Если вы посылаете, допустим, семилетних детей бросать гранаты в танки оккупантов, то тем самым снимаете с оккупантов обязанность щадить семилетних детей.

Но если эти журналисты писали и что-то ещё, нечто более преступное, то с этим должен разбираться независимый суд. Независимый от исполнительной власти, главой которой являлся их отравитель. Почему? Ну хотя бы потому, что он сам был подпольщиком и коллаборационистом в одном флаконе, т. е. дважды заинтересованным в деле лицом.

Взять убийство Гейдриха. Почему международное право запрещает убивать вражеских политиков и руководителей? Почему, вопреки всяким домыслам, не было ни одной серьёзной попытки убить Чёрчилля, Сталина или Гитлера иностранными диверсантами? Потому что на них распространяется принцип суверенного иммунитета. А когда его нарушают...

До сих пор неизвестно, кто принимал "окончательное решение еврейского вопроса". Официально считается, что его принял Гитлер и сказал о нём одному-единственному человеку: Генриху Гиммлеру. Который, однако, умер до того, как смог рассказать об этом суду или, хотя бы, заслуживающим доверия свидетелям. Якобы он рассказал об этом только Гейдриху и коменданту Освенцима. Гейдрих провёл Ванзейскую конференцию, на которой были согласованы вопросы по конвейеру смерти... И тут же был убит заброшенными в Чехию английскими парашютистами чешского происхождения.

В результате, всё покрыто мраком и обросло домыслами. Документов нет, показаний свидетелей нет (вернее, есть, но только одного свидетеля и с чужих слов). А ведь ситуация очень похожа на политическую провокацию англичан против Германии. 1942й год, план "Барбаросса" провалился, под Москвой произошёл сокрушительный разгром, в Войну с Германией вступили американцы и поражение неизбежно. И тут германское руководство озаботилось созданием на себя компромата не просто убойной силы - в масштабе пресловутого "сверхоружия".

Вальтер Шелленберг в мемуарах писал, что Канарис был британским агентом, а Гейдрих обладал уличающими его документами. Но не мог пустить их в ход из-за собственных еврейских корней (о чём, в свою очередь, у Канариса были соотв. документы). И сразу появляется два вопроса.

Вопрос первый. Что грозило бы Гейдриху, в случае передачи этих документов Канарисом фюреру? Судя по аналогичным прецедентам ("кто здесь еврей, решаю я"), ничего, или, в крайнем случае, поломанная карьера. Иными словами, Гейдрих не был фанатиком, он был карьеристом, которому крайне мешал пятый пункт.

Вопрос второй. Утаив сведения о работе Канариса на Ми-6, Гейдрих подставился куда больше, чем в истории с его частично еврейским происхождением. Могла ли британская разведка не воспользоваться таким его косяком? Мог ли, при создавшихся обстоятельствах, Гейдрих не быть завербованным британской разведкой?

Вот поэтому преступников лучше не бессудно казнить, а судить по закону. А бессудными казнями не восторгаться, а брезгливо и подозрительно мощить нос. Уж не зачистка ли это неудобных свидетелей (сведения которых, может быть, косвенно указывали на связи Гейдриха с англичанами). Т. б., что проведена она настолько запредельно глупо, с гарантией обнаружения, что оставляет впечатление вывернутых Элиашу рук: делай, не то самого...

Наконец, такой нюанс в деле Элиаша. Глава правительства является не просто частным лицом, и даже не рядовым представителем государства. Он представляет в своём лице всю нацию. На нём лежит особая ответственность за любые нарушения, особенно, нарушения международного права и международных договоров (в т. ч. о протекторате).

Например, отравление Александра Литвиненко - чудовищное преступление. Но если бы его совершил лично Владимир Владимирович Путин, это было бы преступление в тысячу раз более чудовищное, т. к. тем самым ответственность за него самим фактом такого деяния была бы возложена на весь народ.

Вопрос, является ли нормальным для жежешного оппонента втереться к Богемику в доверие, позвать его на встречу в пражское кафе и отравить? Не просто абы как отравить, а с особой жестокостью. Богемик, в пылу своего борджианства, быть может, и оправдает такое поведение. Ведь это так романтично! Ты травишь меня, я травлю тебя, мы травим посетителей кафе, прохожих, простых пражан. Микробы-то заразные. Одним словом, ренессанс.

А если то же самое совершит, ну, скажем, Виктор Янукович или, допустим, Владимир Кличко? Положение обязывает, не так ли?

Общество, построенное на любовании увиденным под таким углом Ренессансом значительно менее пригодно для жизни, чем гитлеровское и сталинское общества, вместе взятые. А ведь бредни Богемика весьма созвучны всему массиву сислибских фантазий о политике.

Poll #1954812 Отравители

Отравить доверившегося тебе человека

Нормальный ход
8(9.9%)
Тягчайшее злодеяние
73(90.1%)

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author