asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Categories:

Война цивилизаций

Национальный вопрос, как квартирный вопрос в мегамасштабе

Национальный вопрос - это не только вопрос о гражданских правах (и предоставлении гражданства), но и вопрос о территориальной принадлежности, что не менее важно. Нерешённый национальный вопрос - это самонакапливающийся потенциал войн - гражданских и с участием внешних сил. Эрефское руководство фанатично отказывается от решения русского вопроса, предпочитая эксплуатировать возможности спецслужбистских игр на противоречиях между народностями этой страны. Вместо решения вопроса о создании единой нации - советской ли, российской ли, русской, ли, какой-н. эльфийской - ну хоть какой!

На заре Вестфальской системы, территориальная принадлежность имела феодальные обоснования. Кто кому принёс присягу, кто кому в каком году платил дань, кому отписали данное графство в арбитраже Папы Римского от такого-то года, кому отошло данное герцогство в качестве приданного принцессы такой-то... Но зародившаяся теория национального государства уже тогда внесла новый принцип, окончательно восторжествовавший после Великой Французской революции. Принцип национальной принадлежности.

Эталоном нации были и остаются французы. Что такое французская нация. Это, помимо романо-католиков (ассимилированных германцев на севере и ассимилированных кельтов и басков на юге), кельты Бретани, германцы Эльзаса и Лотарингии, баски Беарна и Гаскони. Но и с романо-католиками не всё гладко. Единый французский язык был сконструирован искусственно, с целью создания "французов". Южные французы (ассимилированные галло-римляне и баски) в прошглом говорили, а частично и до сих пор говорят на окситанских языках, составляющих одну группу с каталонским языком на востоке Испании и североитальянскими диалектами. Ойльский "французский" так же чужд окскому "французскому", как окско-французский, каталонский и ломбардский диалекты чужды испанскому и сицилийскому. В культурном отношении окситанцы также всегда тяготели к Северной Италии.

Точно так же и в Испании помимо относительно гомогенных "испанцев" (предки которых ещё 700 лет назад говорили, по большей части, на усвоенном от завоевателей арабском), существуют галисийцы (испанские португальцы), каталонцы и веками сражающиеся за свою независимость баски. Испанские "республиканцы" опирались на басков и каталонцев, а франкисты - на этнических "испанцев". Герника - баскский город.



Окситания (сиреневым). Она же Лангедок. Земля (ланд) языка Ок.

Однако, язык - не единственный критерий нацпринадлежности. Это отчасти усложняет дело (если пытаться "играть по-честному"), а отчасти упрощает (если господствующая власть выбирает изо всех критериев наиболее ей удобные). Такими критериями являются культурная принадлежность (во многом, совпадающая с лингвистической, но никогда не на все 100%, а иногда и сильно меньше), исторические связи и генеалогия, торгово-промышленные связи, антропологический тип.

Почему, к примеру, немцы с конца 19го века придавали повышенное значение расовой принадлежности? Потому что ставили задачей объединение Европы, а ну что ещё найти общего у столь разных во всех отношениях народов, кроме расы? А объединение было критически важно для Германии, расположенной в центре Европы таким образом, что все остальные европейские страны уже по своему географическому положению являются врагами Германии. Мелкие страны - в первую очередь, врагами разробленной Германии, крупные - в первую очередь, единой.

Ну, с немцами я разбирал. Несмотря на то, что попытки унификации германских диалектов велись, как минимум, с эпохи изобретения книгопечатанья, южногерманские и северогерманские диалекты (языки) отличаются друг от друга примерно так, как литературные русский и польский. Баварец, говорящий на своём родном наречии, никогда не поймёт ничего из сказанного говорящего на родном наречии гамбуржца. Зато гамбуржец без каких-л. затруднений поймёт голландца или фламандца (ведь говорят они на едином остфальском диалекте - языке Любекской Ганзы).

Но если добавить к языковому антропологический критерий, или критерий исторического происхождения... Восточные немцы (пруссаки, к примеру) - ассимилированные славяне и прибалты. Южные (баварцы, например, или австрийцы) имеют сильные тюркскую и славянскую примеси. Только западные немцы - чистые потомки германцев... наравне с эльзасцами, нормандцами, да и другими северными французами. Не случайно, наверное, северогерманские княжества, особенно прирейнские, веками мечтали о счастьи стать частью великой Франции. В культурном отношении, они также заметно тяготели к французам.

Т. о. ситуация, при которой Эльзас и Лотарингия - часть Франции, а Вестфалия - часть Германии (как сейчас) - разумна и понятна. Точно так же, как разумна и понятна ситуация, при которой Эльзас и Лотарингия, вместе с Вестфалией находятся в составе Германии. И если в составе единой Германии оказываются Нидерланды и Фландрия, это тоже вполне нормально и обоснованно. Как нормально и обоснованно было бы включение всего Бенилюкса, вместе с Вестфалией, в состав Франции.

Вот в чём проблематика национального вопроса. Это вопрос не данности, а конфликтующих проектностей. Опирающихся на данности и играющих с ними. Примерно, как шахматист играет с фигурками на доске. Когда наши ноцаналисты рассуждают о субъектности народа, в данном случае, русского народа (за один этот психовирус всех народников и панславистов 19го века следовало бы перестрелять, шутка), они рассуждают о субъектности шахматной фигурки. Или группы фигурок. Но даже не всех фигурок в масштабе русской проектности. Кабы всех, то может, до кого-то что-то как-то ещё и допёрло бы. А так - никаких закономерностей, сплошной исторический случай,
a la пассионарность (ещё один вредительский психовирус, в 99% случаев лишь застилающий глаза).

В зависимости от стадии этногенеза, то бишь, попросту, степени перемешанности племён и сохранения исторической памяти, нелингвистические факторы могут выходить на первый план, или отступать. У мадьяр, к примеру, они сильно выходили на первый план. Что компенсировалось, однако, отсутствием сильных альтернативных центров притяжения с родственными мадьярскому языками (т. е. лингвистический фактор действовал более обострённо). Самоназвание мадьяр, magyarok, показывает их родство манси и хантам (у последних две фратрии - пор и мось, с тотемами медведь и гусь, соответственно). Тот же корень манс/ мос, вероятно, присутствует и в топониме Москва.

Второй корень в самоназвании мадьяр, видимо, урк/ укр (<=> орг/ огр), означает мужчину - не отсюда ли самоназвание русских криминальных авторитетов - "урки", "уркаганы"? Даже приветствие у бандеровцев (чья верхушка входит в тайное общество с мадьярской самоидентификацией), "слава героям", напоминает аналогичное у довоенных "воров в законе" (если не запамятовал, то "привет бродягам!" - "слава героям").

Вот, не понимают люди, в чём значение меньшинств, а достаточно каким-н. 3-5%% закарпатских русин помнить о своём мадьярском происхождении, и они могут (при помощи заинтересованной великой державы) создать то ядро, к которому присоединяются сперва закарпатские русины, затем все галичане, затем вся Правобережная Украина, а затем и вся Украина. А можно ещё и Юг России вовлечь. И точно так же достаточно 3% питерцев принять угро-финскую идентичность (неважно, на реальных корнях основанную или фэнтезийную), и они могут стать опорной группой тайного общества, способного ставить задачей создание суверенной Ингерманляндии. А уже более широкий круг ингерманляндцев может вбросить общедемократические лозунги, чтобы вовлечь в дело ещё более широкие слои...

Но вернёмся к мадьярам. Мадьярский субэтнос куны (куманы) - потомки половцев, тюркского народа из Средней Азии. Ещё в 19м веке куны говорили на кипчакском диалекте (как и львовские армяне и прибалтийские караимы, что интересно). А секеи - потомки печенегов (т. е. турок). Есть ещё ясы - ассимилированные потомки осетин. Историческая память о происхождении даже сегодня ещё очень свежа у мадьяр.

Поскольку мадбяры были привилегированной этнической группой Австро-Венгерской империи (особенно, в последние 70 лет её существования), происходила мадьяризация соседних народов. Тех же "словаков", или "румын". В то же время, многие новообращённые мадьяры помнили, что одно-два поколения назад были "словаками" или "валахами". С другой стороны, во второй половине 19го века мадьярский язык был lingua franca на славянских территориях Австро-Венгрии (кроме Чехии).


Австро-Венгрия. Королевство Венгрия выделено жёлтым. Мадьяры успели побывать
и под властью Анжуйской династии, и в унии с Польшей, и в составе Османской Империи.


Вообще, для тогдашних Балкан и, отчасти, Карпат, было характерно массовое владение двумя, тремя и более языками. Например, мадьярским, румынским и немецким, или мадьярским, сербским и греческим. При этом, не владея, скажем, румынским, семья могла считать себя потомками румын (а кто такие румыны? - а молдаване как?), а семья, не владеющая греческим - потомками греков. На побережьи Адриатики веками использовался другой lingua franca - венетский язык (разновидность североитальянского), которым владели все (если не как первым, то как вторым или третьим языком).

Феномен полиглотства у относительно отсталых народов Балкан может показаться странным, если не принимать во внимание тот факт, что "языки" 19го века для простолюдинов - это набор из нескольких сотен, от силы, тысяч ходовых слов. Для первого языка их количество возрастало до нескольких тысяч. Были исследования радикально-демократически настроенных учёных, насчитывавшие по 50 тысяч слов у дикарей в различных местах земного шара, но скорее всего, это туфта, "накрутка счётчика". Современный образованный человек обычно использует в речи порядка 10 тысяч слов, необразованный - около 3 тысяч, а всего в основных языках мира (английский, французский, русский, немецкий, итальянский) до 30 миллионов слов (вкл. специальные научно-технические и профессиональные термины).

Что касаемо исторической памяти, то на Сицилии и сейчас люди помнят, кто от греков, кто от карфагенян, кто от викингов, а кто от арабов. Точно так же, как и в Триполитании есть свои "итальянцы", "греки" и "французы". При каких-то специфических условиях такая память может и оживать... А при других - отмирать.

При разных определениях нацпринадлежности, в контексте территориальных конфликтов, цифры часто плясали на порядок даже при максимально честном подсчёте. А поскольку честность в таких вопросах дело редкое... Турки, например, только-только начинают признавать существование (!) курдского меньшинства в Турции. До сих пор курды считались там "горными турками", Оценка числа армян в Турции, по тем же причинам, плавает от 0,5 до 10 миллионов человек. Это после геноцида и ассимиляции.

В момент распада Османской империи там было четыре привилегированных этноса. Помимо турок, это были курды, греки и армяне. Греки и армяне держали торговлю и финансы, а турки и курды составляли воинское сословие. Причём, миллионы турок остались за пределами сегодняшне Турции (несколько миллионов т. н. туркоманов проживает в Сирии и Ираке). Турки из Греции и Болгарии были депортированы в Турцию.

Мы как само собой разумеющееся полагаем Османскую Империю "Турцией", а ведь повернись история чуть иначе, и Турция была бы сейчас малоазийской "венгрией", а Великая Греция, со столицей в Константинополе, обоснованно отождествлялась бы и с Османской империей, и с Византией. В ходе греко-турецкого обмена населением, полмиллиона мусульман (вкл. грекоязычных) было депортировано в Турцию, а более полутора миллионов православных - в Грецию. Позднее, Турцию покинули ещё сотни тысяч грекоязычных (как в Грецию, так и в др. страны мира, прежде всего, в США).

Вот, у нас так модно ругать Сталина за депортации населения. А ведь началось всё с раздела Антантой трёх империй: Австро-Венгерской, Германской и Османской. Российская реинтегрировалась и самых кровавых кошмаров избежала. Этнические чистки и депортации (немцев и венгров, гл. обр.) начались по всей Восточной Европе уже после Первой Мировой, и закономерно (а главное, с согласия англоамериканцев) продолжились после Второй Мировой.

После распада СССР, русских вышвырнули со многих земель их давнего уже проживания. Например, в Казахстане за 25 лет число казахов возросло вдвое, а число русских уменьшилось вдвое. Большинство бежали в крупные русскоязычные города Эрефии (а вы удивляетесь, откуда взялось столько упёртых фашистов). А ведь присоедини Эрефия в 1991м тот же Казахстан, % русских практически не изменился бы. Как было 83%, так и осталось бы (ну, может, понизилось бы до 82%, зато украинский % стал бы на полпроцента выше).

При том, что русские преобладали в городах (а городское население политически весомей сельского). А если бы городским казахам внятно разъяснили, что под "русской" идентичностью понимается городская культура, как таковая (в контексте макрорегиона), они были достаточно русифицированы, чтобы принять русскую идентичность вместо казахской.

Возможный распад России - это трагедия невероятного масштаба. Начнутся разборки, кто тут "ингерманляндец", а кто "помор", "москаль" или "казак". Начнутся территориальные споры (это исконная ингерманляндская земля, а это древняя земля удмуртов, а это казачье наследие Ермака и те де). Проще сразу построить на Красной площади гигантскую мясорубку и загнать туда все 140 млн.

Но и трудности национальной идентификации (существуют ли казахи, или только Старший и Младший Жуз и не казахи ли каракалпаки) проблему не исчерпывают. Даже определив как-то (обычно волюнтаристски), ху из ху, мы сталкиваемся со следующей проблемой. Расселены все эти немцы, венгры, румыны, болгары, македонцы, греки, сербы, босняки, хорваты, чехи и словаки (или, скажем, таджики, памирские таджики, узбеки, киргизы, белуджи, туркмены и пуштуны) самым хаотическим образом. Любая попытка "справедливого" начертания государственных границ неизбежно закончится нервным срывом географа.


Средняя Азия. На момент присоединения к России,  lingua franca  по всей Средней Азии был персидский (таджикский). А узбеки (особенно, южные), в большинстве, и есть тюркизированные таджики. А ещё несколькими столетиями раньше  lingua franca  Средней Азии (и родным языком горожан) был греческий. А вот исламизация региона произошла в процессе завоевания Россией, при помощи русских агентов - татарских мулл.




Иран. Примерно пополам тюрко- и ирано-язычных народностей. Но и те, и другие делятся на
множество подгрупп с весьма условным "родством".В Ираке сходная ситуация, начинающая
разражаться катастрофой. Север Ирака под курдами, восток под проиранскими шиитскими
фундаменталистами. Юго-Восток несколько недель назад был захвачен вторгшимися из Сирии
частями Аль-Кайиды. Большая часть Афганистана и Пакистана под контролем пуштунов-талибов.
Крах национал-государств грозит межплеменными войнами по всему Большому Ближнему Востоку.




Если разделить русских по двойному - этнолингвистическому и культурно-политическому - критерию (например, "синий пояс" на севере и "красный пояс" на юге), то Ливан и Сирия покажутся курортами, в сравнении с.

Вот так выглядит национальная проблематика в самом общем, эскизном наброске, не претендующем даже на полноту обзорной информации. Нигде я не встречал обсуждение соотв. тематики. И менее всего - у ноцаналистов. Ну, у тех вообще главная тема горячих дискуссий - какую эмблемку (логотип и/ или слоган) себе татуировать на задницу вешать на грудь. Думаю, ноцаналистами себя позиционируют, в первую очередь, недоколлаборанты. С детства напуганные ужасным немецким фошизьмом. В ожидании, они заранее маскируются под "своих". Придут фошызды, а они их с хлебом и солью встретят. Поэтому и делать реально ни хрена не хотят, что не об том речь, вобчемта. Для второй по численности группы ноцаналистов главное - гомофобия и криптогомосекс.

Poll #1955369 Национализм

Существует ли в России национализм (европейского образца)?

Только Чубайс и Ходорковский, да и те нет
19(67.9%)
Существует колоссальный националистический дискурс
9(32.1%)
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author