asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Categories:

Концепты

Ещё раз о заговоре

Когда-то (2005-2006) среди первых тем этого ЖЖурнала я не раз излагал, иллюстрировал и аргументировал тезис о том, что заговор - нормальная составляющая человеческих отношений, что все человеческие поступки в той или иной степени являются частью какого-л. заговора, в котором состоят совершающие их люди, что каждый из нас одновременно является участником множества заговоров, и вообще заговор - движущая сила Цивилизации. Прочтя недавно книгу одного весьма импонирующего мне миллиардера из Кремниевой долины (того самого, что являлся ключевой фигурой выдвижения и избрания Дональда Трампа), встретил там очень сходные мысли относительно заговора. С акцентом на то, что полноценные люди (предприниматели) организуют заговоры, а конформисты, строго говоря, вообще не думают (так что и говорить об их осознанном субъектном участии в чём-л., видимо, нельзя).

Как установили Иван Павлов и его ученики, русский менталитет определяется массовым распространением конституционально-глупой психопатии (почти эквивалентной конформной акцентуации). Ткж ими утверждалось, что русские не понимают смысла употребляемых ими слов. Т. е. что речевая активность не сопровождается попытками представить содержательную сторону сказанного (в виде набора связанных сенсорных данных, например, в виде мысленного фильма).

Ув. paidiev возражал, что описанные Павловым особенности являются свойством любой культурно отсталой группы (народности), и я отчасти был вынужден с ним согласиться. Однако возражение Пайдиева - путь в никуда. Оно нерелевантно, некреативно, неоперативно (в смысле современного представления об Операторе - субъекте, способном отвечать за порученное ему дело, "решать вопросы", двигать людьми и событиями). Это один из многочисленных "патриотических" тезисов, принятие которых делает человека тотальным импотентом.

Политика - это мир беспощадной войны, в т. ч. той, что я, вслед за Хантингтоном, характеризую, как "войну цивилизаций". Патриотизм, следование интересам группы, дающей субъекту полноценную возможность принадлежности к ней, является приоритетным полем битвы враждующих политических векторов. Т. о. политическое поле патриотизма есть поле применения всевозможных видов оружия, от чисто ментального ("идеологического", "суггестивного", "психотронного"), до актов физического устранения, в свою оч., имеющих диапазон от точечных ликвидаций в периоды условного "мира" до массовых репрессий в периоды условной "войны" (часто осознаваемой более-менее в соотв. терминологии лишь годы и даже десятилетия спустя).

Аргумент Пайдиева предусматривает некий естественный, стихийный прогресс, для которого даже не нужно прилагать особых усилий. Ткж неявно предполагается, что сегодняшнее положение вещей значительно лучше, с чем я категорически не согласен. Как сказал один мой знакомый, известный в прошлом националист, лекция Павлова описывает лишь самый поверхностный слой охватившего русских массового психоза. - Действительно ли имеет место этот самый массовый психоз?

В своё время Аристотель в своей "Поэтике" ввёл понятие ἁμαρτία, "гамартия" (что обычно переводят, как "порок" или "ошибка", но лично я бы сопоставил с христианским понятием "грех", каковое, в свою оч., с древнеиндийскими понятиями "авидья", "майя" и "сансара"). Гамартия является движущей силой драматургического произведения (а значит, и любой реальной последовательности событий). Гамартия рождает конфликт, конфликт ведёт к перепитиям (περιπέτεια), перепитии движутся к кульминации сюжета, в которой происходят "узнавание" (ἀναγνώρισις, "анагноризис") и, в случае законченного произведения, т. е. трагедии, - катастрофа (καταστροφή) и кАтарсис (κάθαρσις).

Т. о. первопричина любых бед лежит в области деформаций субъекта, эти беды переживающего. А конечная цель любой войны закючается в усилении деформаций противостоящего субъекта. Вызвать массовый невроз, заставляющий невротика ршать проблему из далёкого прошлого, не замечая более актуальные проблемы - прямой путь к победе. Десятки тысяч советских танков, готовых к битве, которая никогда не состоится - пример такой победы. В то же время, угроза неслучайного падения на территорию Среднерусской возвышенности гигантского метеорита никем не осознаётся. Скажут, на это сработает "рука мертвеца", но если так, то натовцы просто вынуждены нанести превентивный удар по стране, которая в случ. природной катастрофы или террористической атаки может, как она сама утверждает, разрушить половину всей современной Цивилизации.

Итак, одно из двух, или перед страной и народом стоят серьёзнейшие проблемы, и тогда корень их нужно искать в самом народе (ибо политик всегда мыслился, как врач, исцеляющий общественные болезни), или всё более-менее нормально, и все проблемы решаются в жанре служебных записок (к которому Пайдиев, по личным причинам, сильно тяготеет). Но как бы не нравилось кому-то писать служебные записки, повод ли это для травли тех, кто пытается обращаться непосредственно к народу - и не для того, чтобы нахваливать (и т. о. успокаивать) его, а для того, чтобы голосом библейского пророка обличать грехи своего племени?

Я бы пошёл значительно дальше и сказал, что описанные Павловым проблемы (при том, что сам я пришёл к абсолютно тем же, дословно даже, выводам, анализируя три разные группы фактов, выводы по которым настолько сошлись, что я обобщил их до уровня "проблем русского/ российского/ советского менталитета" - этими тремя группами фактов были а) сравнение текстов русскоязычных авторов с переводами с английского, французского и немецкого; б) проблемы в поведении и психике окружающих меня людей и в) мои собственные проблемы)... Это давно уже не проблемы одного только русского народа. Со времени Павлова так стало мыслить подавляющее б-во человечества, если не все поголовно.

Тоталитарное общество есть естественный тренд эволюции общества в условиях роста материально-технических средств наблюдения, принуждения и промывки мозгов. Из этого не следует, что с трендом надо смириться - ведь сам по себе тренд не более, чем угроза выживанию человечества. Тренд следует осознавать (чтобы работать с ним, где-то направляя в менее разрушительное русло, скажем, правового государства, где-то компенсируя освобождающими технологиями, такими, как Тор-сети и криптовалюты, а где-то поворачивая его вспять, например, через либертарианскую отмену наций-государств). Но поскольку он есть, то рост конформизма - его обратная и столь же глобальная сторона.

Речь и мышление (а речь всегда организует мышление) имеют всего две фундаментальные парадигмы. Либо они следуют глубоко индивидуальной воле к истине ("комплекс Кассандры"), либо коллективной воле к консолидации. Во втором случае истинное положение вещей не важно, важно лишь единство мнений. Эффективный социум умудряется сочетать обе парадигмы. Масса консолидируется вокруг пророчеств близких группе "кассандр". "Кассандры" открывают пути решения проблем, а консолидированная масса предоставляет мощь, необходимую для решения проблем.

Развитое общество никогда не объединится вокруг патриотизма (или любого иного движения), единственной идеей которого является консолидация, как таковая. Примером движения, идеей которого на 90% является объединение ради объединения, является путинизм. Примером движения, объединительного (т. е. конформистского) на 95% является навальнизм, движения, объединительного на 99,9%, являются эрефские национал-патриоты. Если навальнизму и национал-патриотизму, в их нынешнем виде, удастся достичь политического успеха, они разнесут Эрефию вклочья. Если путинизм просуществует (и проруководит страной) ещё 10 лет, эффект будет тот же.

Силой, спасающий мир, всегда и во все времена был и остаётся заговор. В заговорах обвиняют, как будто в этом есть нечто дурное. Это было бы действительно так, будь какое-л. общество на 100% мудрым, справедливым и эффективным. Если бы наука открыла все мыслимые факты и закономерности. Если бы не было разногласий - скажем, та же наука полностью сошлась бы во мнениях со всеми религиями или полностью их уничтожила (поглотила или опровергла). Если бы все люди отдавали обществу "по способностям", а получали "по потребностям".

В любом другом обществе заговор неизбежен и только заговор позволяет торжествовать справедливости и истине, опровергая господствующие "гамартии" (скажем, рикардианскую теорию сравнительных издержек, или идею т. н. "равновесной цены"). Только заговор разоблачает коррумпированное начальство, сокрушает академические мафии и расчищает пространство новым теориям и фактам (ср. с идеями, изложенными в работах Куна, Фейерабенда и Лакатоса). Только заговор позволяет назвать вещи своими именами и чётко сформулировать объективно стоящие перед обществом проблемы. Вне заговора, любые формулировки будут данью устаревшим конвенциям, которые и привели к проблемам сегодняшнего дня.

Перечитайте любую популярную книгу, пересмотрите любой популярный фильм. В них всегда есть конфликт и тайна, проявляющиеся в интригах, что и составляет суть природы заговора. Мы тянемся заговору, потому что только он делает людей Людьми. Нонконспирология - не более, чем декларация о нежелании быть человеком. Возможно, ложная, преднамеренно вводящая в заблуждение декларация. В конце концов, любой стОящий заговор обязательно скрывает сам факт своего существования.

Открыто провозглашать свои принципы и намерения можно лишь в мире торжества абсолютной справедливости, правового государства, разума, воли к истине, доброты, свободы, конкуренции и прочих человеческих идеалов. До тех пор и в той степени, до каких и в какой мир не совершенен, принадлежит к "человеческому, слишком человеческому", пока каждого совершившего интеллектуальный каминг-аут джордано бруно ждёт своё аутодафе, заговор, как "вещь в себе", не является злом. А борьба с заговорами, вне предваряющего борьбу серьёзного разбора ценностей заговора, проблем, вокруг решения которых сформировался заговор (ибо нет заговора вне решения конкретных проблем) и альтернативных методов и средств решения тех же самых проблем, напротив, является злом и при том злом абсолютным.

Частным случаем этого зла является "т. н. "вера в народ", т. е. убеждённость в исторической и политической субъектности, неуязвимости, всемогуществе, творческом гении и метафизическом величии спаянных конформизмом масс и, след., самого конформизма. Например, в виде фраз "Россия справится с любыми трудностями и станет только сильней" (то же самое в сниженном виде: "чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона"), или "Ты что у нас, особенный, что ли?" (с подтекстом, что "особенность", она же, в слабом случ., "индивидуальность", а в сильном - "суверенность личности", это "по определению" плохо), или "Я верю в Россию!".

Всё сказанное было бы совершеннейшей банальностью, если бы не очевидная связь тематики тоталитаризма, конформизма и заговора. Связь очевидная, но повсюду замалчиваемая. Собствнно, к теме прикасались многие, но дальше так и не пошли. Например, неоднократно ставился вопрос о парадоксальности официальной трактовки "сталинских репрессий": если Сталин был монстром, то почему же никто не боролся с ним, а если с ним действительно велась тайная борьба, то сталинские репрессии нельзя считать совершенно беззаконными, и нужно разбираться с ними конкретно и в деталях.

Нетрудно заметить, что развитый совок (а Путин является близким к оригиналу историческим дубликатом Леонида Брежнева, о чём я писал многократно и в ЖЖ, и до ЖЖ на др. площадках) представлял собой концентрированное многоуровневое воплощение конформизма, и таким же концентрированным воплощением конформизма пытается ныне стать антисоветизм. Между прочим, это означает, что главное зло антисоветизма даже не в том, что в совке было не всё плохо, и не всё следует запрещать (валенки, к примеру, самолёты, или Юрия Гагарина), а в том, что сегодняшний антисоветизм есть еретическая разновидность самого советизма. Абсолютно несовместимой с совком является только свобода мысли, выражающаяся в нефиксированных и т. о. неалгоритмизируемых комбинациях идей. Идеи (часто ошибочные, главное за них не держаться) рождаются либо самой жизнью, либо "священными коровами" конформизма.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author