asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Categories:

Из склепа

Гусарская рулетка по-путински
(отредактированная версия)


Я хорошо помню первую стадию национал-патриотизма, зародившегося в кач. самостоятельного полит. движения в те годы, когда уже шёл распад СССР. До этого уже были журнал "Молодая гвардия", исподтишка протаскивавший идеологию старого НТС и др. эмигрантских центров, движение "Память" и его официальное прикрытие - ВООПИиК, взносы на который заставляли сдавать всех граждан РСФСР. Одним из учредителей ВООПИиК был молодой Илья Глазунов, из окружения которого позднее вышел создатель НПФ "Память" Дим Димыч Васильев...

Так вот, до конца 1980х, может, года до 1990го, зарождавшийся национал-патриотизм, в целом, оставался в рамках совпатриотизма (реальной идеологии СССР, для которой предельно формализованный марксизм служил не более, чем прикрытием, предназначенным, гл. обр., для внешнего употребления). По кр. мере, опред. вещи не могли быть высказаны публично и лечь в основу мобилизующей массы рефлексии. Они существовали подспудно. Фактически, национал-патриотизм создавался под конвергенцию, а по сути - под реставрацию капитализма. Но 90-99% "патриотов" не осознавали и не хотели ничего подобного, а распад СССР, стал для патриотической массовки просто личным горем.

Есть все основания говорить о том, что на первой стадии своего формирования, в 1989-93 гг, российский национал-патриотизм был идеологией сохранения (под конец - уже восстановления) СССР и его научно-промышленного и военного потенциала. Всё остальное вращалось вокруг этого. Имел место сильный антисемитский крен (хотя для бол-ва патриотов актуален был именно антисионизм), но ксенофобия против "чюрок" была строжайшим образом табуирована. Бывший диссидент, израильский советолог и специалист мирового уровня по национал-большевизму (созданному Львом Троцким движению "попутчиков", которое Сталин переформатировал в совпатриотизм, и из которого вышел национал-патриотизм) Михаил Агурский приезжал в конце 1980х в СССР и встречался с лидерами национал-патриотических групп и авторитетными в этих кругах деятелями культуры, предлагая всем им поддержку израильтян в обмен на отказ от антисемитизма и поворот к антиисламизму. Тогда ему все отказали.

Антиисламизм начал актуализироваться к концу 1990го в связи с чеченским беспределом, в т. ч. на улицах российских городов. У меня есть нек. основания полагать, что чеченов к этому могли подтолкнуть чекитоиды именно с целью усиления ксенофобских настроений в русском обществе. Окончательно эти настроения возобладали примерно к концу Первой Чеченской. Путин въезжал в Кремль, во многом, на гребне именно этих настроений. Однако сам по себе античюркизм не мог быть системообразующим, как и предшествовавший ему советский интернационализм раннего национал-патриотизма (призванный сохранить СССР).

Реальным кредо нового, раннепутинского патриотизма стал прагматизм. Т. е. фактическая деидеологизация, выхолащивание всех идеологий, с целью их полного обессмысливания до пустых, ничего не значащих, лишённых реального, как-л. связанного с реальной повесткой дня внутренней и внешней политики, ярлыков. Команды, в таком идеологическом формате, есть, а глубоких различий между ними нет. Взаимное ожесточение между командами сохраняется, но уже без какой-л. привязки к тем, или иным сценариям развития России и её взаимодействия с внешними акторами. Античюркизм, в этом плане, был не более, чем инструментом обессмысливания идеологического содержания национал-патриотизма. Его заточенность под реставрацию СССР была т. о. ликвидирована, но никакой конструктивной повестки дня взамен так и не возникло. Каких-то реальных предложений, стратегических ориентиров, с чётким обоснованием, ориентацией на конкретные адресные группы (социально-демографические, регионально-отраслевые, геополитические и те де) - ничего этого не было и нет.

Вторая стадия национал-патриотизма совпадает с классическим путинизмом, эпоха которого окончательно закончена приблизительно в прошлом году, с разгоном московских протестов. Аморфный ком прагматически выхолощенных до "мы за всё хорошее" идеологий, под общей крышей "Единой России" полностью исчепал себя. Всем потихоньку становится ясно, что не бывает "просто патриотизма", в отрыве от содержательности, конкретных предложений. Патриотическое "благо для России" должно быть конкретизировано: что за благо и для какой именно России? Идёт ли речь о "России для русских", или о Многонационалии? О России в границах РИ-1913, СССР-1991, РСФСР-91, или каких-то иных? С аннексией Крыма и Донбасса, или вообще всей Новороссии, а может, и всей Украины, Белоруссии, Сев. Казахстана?

До эпохи санкций такие вопросы казались, во-первых, неактуальными. А во-вторых - непринципиальными. С аннексией Крыма и de facto отделением Донбасса актуальность таких вопросов выросла на один-два порядка. А международные санкции и ожесточение части украинского общества сделали их принципиальными. До 2014го ответ на подобные вопросы выглядел как-то так: "Присоединение указанных территорий маловероятно, но было бы неплохо (или, как минимум, не сильно обременительно)". Сегодня поляризация по таким вопросам именно внутри патриотического дискурса сильно выше.

Системообразующим фактором путинского патриотизма прагматического толка была коррупция. Скрытой сверхидеей было: "Главное быть патриотом, быть признанным в этом качестве государством (в конечном счёте, Государем) - и тогда всё дозволено". Признаком бессодержательного патриотизма, основанного на выхолащивании всех классических идеологических позиций было безудержное нахваливание "Родины", с максимальным отказом от критики исторической, а т. б. путинской России и её перспектив. Иными словами, допуск к коррупционным возможностям, среди прочего, регулировался и идеологически-пропагандистскими достижениями коррупционера, а конкретно - его вкладом в накачку общественных иллюзий. При этом a priori совмещать такие иллюзии с работой в интересах страны оказывалось невозможным. Служить России можно было только сильно выходя за рамки официального путинского патриотизма.

В третью стадию национал-патриотизм, будучи господствующей идеологией путинской Эрефии, начал входить с момента жёсткого разгона санкционированного шествия 6 мая 2012го года. Имела значение в т. ч.и дата этой чекитоидной провокации - за три дня до Дня Победы, служившего важнейшим репером путинского патриотизма (мол, мы можем быть православными монархистами, сталинистами-неоязычниками, атеистами-либералами и те де, но все равно чтим эту дату и оцениваем разгром германского нацизма - неважно, за то ли, что он нацизм, или за то, что германский - со знаком плюс). Для части путинских патриотов прагматиков этот разгон, да ещё явно преднамеренно подгаданный к такой дате, был плевком в лицо. Утёрлись, но не забыли.

Для той части "патриотов", что связаны с реальным сектором экономики и международными отношениями (и т. о. более-менее отдают себе отчёт в степени зависимости РФ от Запада), важнейшим приоритетом является сохранение хороших отношений с Западом. Это, в их понимании, и есть высшее благо для России. К числу таких патриотов (хотя и далеко за предалами путинизма), вне всякого сомненния, можно отнести покойного Бориса Немцова. Его подлое убийство, совершённое демонстративно у стен Кремля, было вторым плевком в лицо условных "либерал-патриотов" (с совершенно выхолощенной либеральной составляющей, в отличие от самого Немцова, что и позволило им быть в первую очередь "патриотами" и только во вторую - "либерал-" и т. о. быть частью путинского консенсуса).

Консенсус был нарушен. Никаких серьёзных косяков за Немцовым не водилось, и при том он был, как-никак, бывшим первым вице-премьером и одним из кандидатов в Преемники Бориса Ельцина. В какой-то параллельной вселенной, где Эрефия совсем чуть-чуть отличается от нашей, презиком в 1999м году стал не Путин, а Немцов. И Путина в той вселенной никто под стенами Кремля не убивал, как собаку. Каким-то образом люди это чувствовали, и до них начало доходить, что никакого "патриотизма вообще" не существует, это дешёвая чекистская разводка.

Распад старого путинского консенсуса повлёк ускоренное формирование нового, третьего по счёту национал-патриотизма. Пока что его формальным лидером остаётся Путин, но похоже, что он несколько тяготится именно этой ролью (в отличие от роли главы государства). А главное, национал-патриоты новой генерации терпят Путина лишь для обеспечения пресловутой "стабильности", - в их понимании, гарантированного перехода власти к их группировке (или к какой-то одной из таких группировок, с тотальной зачисткой всего прочего политико-экономического пространства, вкл. методы массовых репрессий и массового рейдерства). Во главе угла третьего национал-патриотизма стало: "Патриот есть тот, кто участвует в инициированной сверху охоте над непатриотами". В отличие от второго национал-патриотизма, исчезает даже самое выхолощенное идеологическое содержание.

Противостояние всё больше напоминает конфликты между болельщиками разных футбольных клубов. "Спартак", или "Локомотив"? Да какая разница, лишь бы бить морды (или кроить черепа). Как говорилось в каком-то эрефском хвильме ("Жмурки"?), в ответ на вопрос, кого будем мочить и как их узнать и не перепутать с обычными прохожими, "они такие же, как мы, только рожи незнакомые". Собственно, фильм "Жмурки" вполне мог бы стать манифестом новой волны национал-патриотизма.

Т. о. разница между тремя патриотизмами в следующем. Первый патриотизм имел хотя бы конкретную цель, без разумных методов и средств её достижения, т. к. складывался в условиях дефицита свободы слова в 1970е и политически организовался в условиях дефицита времени в 1989-91. Второй патриотизм имел размытые цели, что выливалось в бесконечные импровизации. Третий патриотизм вообще не имеет конкретных целей (предполагается, что всегда будет какой-н. "царь", он отдаст какие-н. команды, и это и есть конечная цель патриота; что за "царь" и какие команды - за рамками третьего патриотизма, должно быть, решения такого уровня удобней принимать непосредственно в Лондоне). Главное для третьего патриотизма - радикализм средств. Кого-н. мучать и убивать. Например, ввязаться в войну с Америкой? В натуре: разве воевать с Америкой непатриотично?

Путин и Ходорковский обменялись идентичными мнениями друг о друге (и похоже, что оба правы). Интересна именно эта смысловая симметрия, именно полная выхолощенность смыслов в современной России:

В очередном интервью из проекта агентства ТАСС "20 вопросов Владимиру Путину", вышедшем 12 марта, глава государства назвал Ходорковского жуликом.

"Ходорковский - жулик, и их компания замешана не просто в жульнических операциях, а в убийствах", - заявил он журналисту Андрею Ванденко.

"Не доказано лично его участие в организованных убийствах, но сами убийства имели место быть. […] Вы что думаете, сотрудники службы безопасности убивали людей по собственной инициативе? Думаю, что так не бывает. Но не доказано - значит, не доказано. Но доказаны другие были факты его противоправной деятельности, поэтому он получил срок соответствующий", - сказал Путин.

На предположение Ванденко, что "Вы воспринимаете бизнесменов как жуликов по определению", президент заявил: "Под этим есть определенные основания".

Ходорковский прокомментировал слова Путина в "Твиттере".

"Услышал, что Путин назвал меня жуликом. Редкий случай, когда заведомо уступаю Владимиру Владимировичу пальму первенства. Такое жульничество, как он с Конституцией и своими сроками, перещеголять невозможно", - написал он.

https://www.bbc.com/russian/features-51851868

На этом фоне замечательная новость: Лидеры читинской ОПГ - местные депутаты "Единой России" - осуждены на крупные сроки за убийство предыдущих лидеров той же ОПГ, попытавшихся уйти в легальный бизнес. Создателем ОПГ, убитым этими фигурантами, был бывший комсомольский работник. Очевидно, ОПГ имела серьёзную силовую крышу, которая не потерпела ликвидацию своих людей. Но если бы пацаны разошлись более мирно, то ОПГ так и продолжала бы терроризировать город. Это - Система.

Жулик Ходорковский не мог богатеть в 1990е без использования множества общепринятых тогда запрещённых приёмов типа уклонений от налогов и коррупционные схемы приватизации. Как справедливо заметил Путин, вряд ли он не знал о творимых юкосовской службой безопасности убийствах. В ЮКОСе на руководящих должностях было ок. 20 генералов гебе. Связался с гебнёй - уже зафоршмачен. Так считают не какие-то полумифические уже правозащитники, так считают сами гебисты. Связался с ними - дал, тем самым, им моральное, политическое и юридическое право тебя посадить, или беззаконно убить.

Но разве вся путинская Система не есть один большой "юкос"? Всё более наглые жульничества с законом и судебной системой. Множественные убийства политиков и журналистов. Демонтаж последних рудиментов республиканского строя...

Для справки. Демократические республики современного типа учреждены в конце 18го века с появлением Соединённых Штатов Америки. Существовавшие до этого "республики" были частью феодальной системы. Они не были демократическими и зачастую входили в состав феодальных империй. Для тогдашнего цивилизованного мира это был несомненный реликт феодализма, а наиболее передовые державы того времени были монархиями в диапазоне от условного абсолютизма до условно конституционной монархии.

Но Америка крепла и достигла доминирования, а вместе с нею победил, развился и достиг совершенства новый формат, сочетающий республиканские и демократические формы. Демпартия США (с которой традиционно связана эрефская элитка) несколько больше ориентирована на демократическую составляющую американской политико-правовой системы, а Республиканская партия - на республиканскую. В Эрефии же абсолютно доминирует унаследованный от СССР демократический дискурс.

Люди даже не понимают, в чём проблема, что Путин занимает пост главы государства четыре срока и обозначил намерение занимать его ещё два срока. Или в чём проблема с гипертрофией президентской власти. Главное же, что за него, вроде бы, проголосовали? На самом деле, для республики вообще непринципиально, происходят ли назначения магистратов по итогам выборов, или по жребию (например, подбрасыванием монетки). А вот определённого типа процедуры очень даже важны!

Республиканский строй организован вокруг идеи ограничения личной власти. Личная власть ограничевается посредством Закона и во имя торжества Закона. Увы, даже в перестроечном и т. б. ельцинистском дискурсе идея верховенства Закона и ограничения личной власти была периферийной, полумаргинальной. В 1989-91 доминировал демократический, народовластный дискурс (до распада СССР самозванные "демократы" выступали под лозунгом "Вся власть Советам", в пику КПСС, но позднее оправдывали расстрел парламента в 1993м тем, что это был-де "ненастоящий" парламент, а советский). С 1991го на первый план псевдолиберального дискурса вышла рыночная экономика. Про демократию основательно подзабыли, а про верховенство Закона и республиканских процедур старались и вовсе не вспоминать.

Нынешняя Эрефия утратила какие бы то ни было черты, роднившие её с Западом. В сущности, даже СССР был идеологически и структурно ближе Западу. Нас связывают только поставки на Запад углеводородов, но построить стабильные отношения на этой базе можно только при двух условиях: а) при отказе от использования углеводородов в кач. инструмента политического давления и б) при общем курсе на десуверенизацию и неоколониальную эксплуатацию Эрефии. Самые робкие выходы за красные флажки разрушают, руинизируют основы взаимодействия с Западом.

Ельцинская РФ, во-первых, ввела нек. элементы западного республиканского строя. Да, их было мало, Эрефия была не "Римом", а "союзным Риму варварским королевством". Но была положительная динамика, и это во-вторых. Хотя бы на словах Эрефия декларировала стремление к конституционализму, республиканизму и демократии. И в-третьих, Эрефия компенсировала избыток варварских элементов в своём госустройстве активной сдачей национальных интересов, т. е. частичной колонизацей. Если республиканизма больше нет, то компенсировать это в отношениях с Западом можно только усилением десуверенизации и колониальной эксплуатации Эрефии. Вплоть до принудительного территориального демонтажа. Если оказывать сопротивление попыткам десуверенизации и жёсткой эксплуатации, то отношения с Западом будут и далее разрушаться.

Будут вводиться всё новые санкции. На их фоне будт ужесточаться условия кредитования. Будут сворачиваться инвестиционные проекты и научно-культурный обмен. Будут приниматься всё новые законы, ограничивающие торговлю с РФ и, в частности, импорт из Эрефии газа. Внешняя торговля РФ будет постепенно коллапсировать, при полной зависимости РФ от поступлений валюты, от иностранных поставок всего - семенного фонда и готовых пищевых продуктов, технологий и оборудования, электроники и компонент вооружений. Оно, конечно, "импортозамещение", но в условиях закрытия при Ельцине и Путине тысяч производств и утраты бол-ва технологий немногими оставшимися, "импортозамещение" не более, чем эвфемизм контрабанды.

Теоретически, альтернативами интеграции в Запад и зависимости от Запада могли бы стать либо восстановление автаркии, либо усиление сотрудничества с Китаем. Однако сталинскую автаркию выстраивали англосаксы, поставившие в ходе "сталинской индустриализации" в СССР тысячи заводов "под ключ" (с проектированием их, со всей их транспортной и энергетической инфраструктурой под возможность эвакуации большей их части за Урал, на случай войны с Германией). Повторить этот подвиг без помощи Запада невозможно, т. б. что профессионалы старой советской закалки, помнящие хоть что-то о том, как была организована та Система, уже почти все ушли. В любом случае, чтобы встать на этот путь развития, нужно что-то делать, а перед тем, как делать - анализировать. Анализировать и делать некому.

Стать колонией Китая - перспектива ещё более жуткая, чем стать колонией Германии или США, кто бы что об этом не говорил. В лучшем случае это означало бы геноцид российских мужчин и принудительные браки российских женщин с китайцами, как это имело место в Маньчжурии и Тибете. Но на территории исторического Китая предельная жёсткость китайских управленческих традиций (читайте легистов, например, "Книгу правителя Шан") компенсируется исторической притёртостью этих территорий, т. е. теми же традициями. Китайцы одержимы традициями, которые только и позволяют связывать полиэтничную китайскую цивилизацию в единую нацию. Я имею в виду полиэтнизм самих ханьцев, а не уйгуров, маньчжуров, монголов и тибетцев. В отношении России китайцы могли бы апеллировать разве что к традициям монголо-татарского ига.

Китай в принципе не умеет выстраивать с кем-л. взаимовыгодное партнёрство. Бремя выстраивания китайско-американских и китайско-европейских отношений лежало на странах Запада. Китайская дипломатия просто не способна этого делать примерно по той же причине, что и эрефская: примат международных соглашений над национальным законодательством не прошит в управленческой матрице. Ну, где союзники у КНР? Северная Корея? Иран? Ну и что Китай сделал для этих государств, а т. б. - для их народов? С Вьетнамом, чей доминирующий этнос составляют выходцы из Древнего Китая, и который во времена его становления входил в состав Китая, современный Китай никак не может наладить сотрудничество и даже развязал в 1979м нелепую войну, которую, к тому же, умудрился проиграть.

Но даже если допустить возможность некатастрофической сатрапизации России Китаем, для этого всё равно необходимо что-л. делать, а ещё раньше - проектировать. Например, построить новый Великий Шёлковый путь через территорию РФ, с себестоимостью транспортировки, хоть немного сопоставимой с себестоимостью морской. А прежде, чем строить новый ВШП, проектировать его - определить требуемую пропускную способность, необходимые для его обслуживания трудовые ресурсы, их локализацию, формы контроля и поддержания порядка и безопасности на ВШП... В конце концов, нужны новые технологии, позволяющие удешевить строительство и сами перевозки. Может быть, поезда на магнитной подвеске... Где технологии? Где реализованные проекты сравнимого масштаба? Где оборудование и кадры?

Поэтому положение, в которое завёл страну путинизм - безвыходный стратегический тупик, с принципиальным отказом от поиска решений до полного и сокрушительного краха нации и государства и бездумным расточением, до этого срока, человеческих и материальных ресурсов. Парадигма путинского внешнеполитического курса - это азартная игра с удваиванием ставок. Типичная "система" малообразованного и малокультурного игрока в казино. "Должно же мне когда-то повезти?" Но если такому игроку и везёт, то он лишь отыгрывает ранее проигранное, ну, может, с незначительным наваром. И вынужден играть по "системе" дальше. И в конце концов проигрывает всё. По сути, это просто бесконечная эскалация попыток отыграться (да ещё и при внешнем модерировании самих попыток, как если бы малограмотный игрок был пьян и окружён красотками на службе у хозяев казино). Только ставками в Игре являются наши головы, господа!
Subscribe

  • Куда несёт нас рок событий

    sapojnik доказывает очевидное: Запад не намерен договариваться не только с Путиным, но и с любым, даже сколь угодно демократическим и/…

  • Пьяный корабль

    Из моих комментов к прошлому посту: Политические машины путинисты должны были создавать, но не смогли, кишка тонка. Хотели хитро, чекистскими…

  • Согласных история ведёт, несогласных тащит

    Конституция США создавалась под влиянием выпускавшегося А. Гамильтоном и Дж. Мэдисоном журнала "Федералист", с классическим…

Comments for this post were disabled by the author