asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Category:

Правое дело

Левая идея, как угроза человечеству

Дихотомию правые - левые можно было бы счесть иллюзорной, поскольку поводы для дифференциации их часто далеки от Realpolitik, а проводимая и "левыми" и "правыми" политика часто служит интересам самых разных групп интересов и сил. Но некоторая тенденция, всё же присутствует. Тенденция, позволяющая считать левых агентурой мировой плутократии и величайшей опасностью для человечества.


Что отличает "левую идею"? Можно выделить три важнейших пункта, объединяющие в единое социально-политическое явление христианские евангелия, аболяционизм, феминизм, большевиков, полпотовцев и французскую бюрократию, начиная, самое позднее, с падения Наполеона III.

1. Левая идея, во всех её модификациях, глобальна. Что бы ни собирались предпринимать левые, это всегда намертво вписано в глобальный геополитический и геоэкономический контекст, в господствующий на текущий момент левый проект. Идеологическим выражением левого глобализма является интернационализм. Интернационализм лицемерно оправдывается тем, что мировая элита едина в борьбе с демосами, а потому и демосы должны объединяться. Однако, на деле происходит консолидация левых вне демосов, вопреки демосам и против демосов. В этом нет ничего удивительного: любая консолидация всегда требует солидного материального обеспечения. Тем более, консолидация транснациональная, часто трансконтинентальная. Демосы, по самому своему положению, консолидироваться не в состоянии, призыв к их солидарности всегда остаётся лозунгом, призывом к галлюцинации.

Опасность для плутократии в другом. Трое людей из народа, объединившись, могут открыть лавочку (и достичь материальной независимости от плутократов), семеро - сколотить шайку и захватить контроль над крупной корпорацией (и составить прямую конкуренцию Менялам), полтора-два десятка полноценных людей - взять власть в стране (и бросить Вызов). Лжеконсолидация на заведомо нереальной основе призвана разобщить людей. Ну что общего реально между квалифицированным русским рабочим и таджикским гастарбайтером, что могло бы их объединить не в иллюзорном единстве, а на основе объективных интересов? Если общее и есть, его слишком мало, чтобы подвигнуть людей к действиям, заставить, хотя бы, русского учить таджикский язык, а таджика - русские романсы. Т. о. нации являются источником негэнтропии в современном мире, а интернационализм - энтропии.

2. Глобализм нерасторжимо связан с наличием утопической Сверхидеи, идеи-фикс. Глобальный масштаб позволяет не считаться с мелочами, т. е. с конкретикой. В то же время, фиксация внимания аудитории на глобальном масштабе, в отрыве от насущных проблем аудитории, возможна лишь посредством выдвижения идеи-фикс. Это может быть братство рабочих, или эмансипация женщин, или права человека - важно, что эта идея превращается в идеологический детерминант, которому подчинено всё остальное. В результате, появляется Святыня, идол, фетиш. Святыня - то, что не подлежит рациональному обсуждению. Например, Холокост, Стена Плача и т. д. Или Великая Победа Советского/ Русского Народа Над Фашизмом. Или равенство всех и вся. Любая попытка обсуждения Святынь немедленно ведёт к злобной истерике левых.

Конечная цель существования святынь - ширма, за которую могут спрятаться подонки и отморозки. Почему писал доносы? Ради Сверхидеи, ради нашей Святыни. Почему убивал, сжигал дома? Ради Сверхидеи, ради нашей Святыни. Почему срывал дискуссии, брызгал слюной, оскорблял оппонентов, лишал их слова? Ради Сверхидеи, ради Святыни нашей. Святыня - блокиратор на разум и честь, выключающий нормы морали, сострадание, благодарность, все естественные человеческие чувства. По меньшей мере, не позволяющий адекватно реагировать на их переступание. Т. о. "левая идея", в какие бы маски она не пряталась, всегда является идеей инквизиторской, идеей борьбы с Разумом (и его носителем - Белым Мужчиной), идеей отрицания реальности, для которой ложь является самоцелью.

3. Иррационализм и догматизм ведут к третьему важному принципу левых, к ставке на убогих, на тех, кто не соответствует принятым в обществе здесь и сейчас критериям полноценности. Меняются критерии - меняется содержание левой идеи, но принцип нигилистического ниспровергательства, принцип ставки на худших неизменен. Большевизм - ставка на батраков и городских люмпенов, а в годы Гражданской - на немецких и австровенгерских военнопленных, китайских гастарбайтеров, кавказских абреков и нищее местечковое еврейство; полпотовщина - ставка на несовершеннолетних; аболяционизм - ставка на лиц с нездоровым сексуальным интересом, а ткж ставка на полудиких рабов; и т. д.

Оговорюсь, что речь, в данном случае, не идёт о патернализме. Патернализм, как раз, более свойствен правым. Призрение и филантропия - нормальные элементы нормального человеческого общества. Речь идёт именно об использовании низших, по тем или иным критериям (образовательным, полоролевым, возрастным, расовым и проч.), слоёв в качестве массовой базы, кадрового резервуара. 14-летний командир полка, желательно, неграмотный нацмен с сексуальными проблемами - это самое то, что надо. Этот идеал воспевали революционные поэты:
Я беру тебя за то, что робок
Был мой век, за то, что я застенчив,
За позор моих бездомных предков,
За случайной птицы щебетанье!
Я беру тебя как мщенье миру,
Из которого не мог я выйти!
Принимай меня в пустые недра,
Где трава не может завязаться,
Может быть, мое ночное семя
Оплодотворит твою пустыню.
(Э. Багрицкий).

На несовершеннолетних подростков делали ставку "красные кхмеры" и латиноамериканские герильяс. Эмансипированные дамочки, нашедшие смысл жизни в сексуальных экспериментах и мужененавистничестве, амбициозные нацмены, считающие, что более цивилизованные народы строили свои "лубяные избушки" именно для них, представители сексуальных меньшинств, желающие сделать свои отклонения нормой - вот массовая база левых движений во всём мире. Когда дураки, нацмены и карьеристы объединяются вокруг утопической Сверхидеи под негласным руководством Менял - тогда и возникает левое движение. Массовый его вариант с "человеческим лицом" нужен лишь для одного: создать питательную среду для экстремистов, радикалов. Левая интеллигенция, в своём большинстве, не успевающем переродиться до откровенного садизма и человеконенавистничества, всегда становится одной из первых жертв левых режимов. Мавр сделал своё чёрное дело...

К чему я это всё? К дискуссии у Пайдиева о Пиночете:
http://paidiev.livejournal.com/36926.html#comments
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author