asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Концепты

Проблемы ценообразования и мировой рынок нефти.
 
 
Стоимость по праву считается самой неоднозначной, самой спорной, самой непостижимой категорией экономики. Существует множество взглядов на природу стоимости. Главная иллюзия, возникающая по поводу стоимости, есть её объективная природа. В действительности, объективный момент в стоимости незначителен. Стоимость субъективна. Она отражает понимание человеком природы оцениваемой вещи, а в современную эпоху – ткж общественные отношения, осуществляемые посредством вещей. Но традиция мышления заставляет большинство людей видеть в стоимости объективную характеристику товара.
 
Генеалогия представлений о стоимости, как объективной характеристике товара восходит к пифагорейской традиции, видевшей в мире систему, состоящую из систем и понимавших эти системы, как Числа. Из пифагореизма вышел теизм, а ткж вся современная наука и вся философия. Современные наследники пифагорейского учения – системные науки (кибернетика, информатика и т. д.) и бухгалтерия. Бухгалтерия – древнейшая из наук, в ней ключ ко всем явлениям современной цивилизации. И ко всем её проблемам. Идея стоимости восходит к древнейшей, пифагорейской стадии развития бухгалтерии, а ткж более поздним версиям пифагореизма, распространённым в оккультных организациях, наподобие масонства.
 
Стоимость, в этом плане, есть абсолютная цена. Варианты – справедливая цена, равновесная цена, свободная цена. Иными словами, есть такая иллюзия, будто если не всегда, то «при данном уровне производительных сил» есть идеальная цена на данный товар, определяемая, например, временнЫми затратами на его производство, или соотношением спроса и предложения. В действительности, такой цены нет. Текущую цену рынка определяет маркетмейкер.
 
Есть вторичные иллюзии, например, иллюзия себестоимости. Якобы есть такая определённая цифра, которая отражает нижнюю планку издержек на производство данного товара, выраженных в издержках на другие товары, ниже которой вопроизводство не происходит. В действительности, исчисление издержек, даже в макроэкономическом масштабе, задача, однозначного решения не имеющая. Главная проблема – учёт постоянных издержек. Амортизация оборудования и недвижимости. Патент (т. е. стоимость НИОКР). Налоги (содержание государства, т. е. легальной «крыши» и инфраструктуры). Персонал.
 
Существует несколько способов учёта постоянных/ косвенных издержек. В какой-то мере, сюда можно отнести метод сопутствующих расходов и маргинальный метод. И, в первую очередь, метод полного включаения затрат, допускающий бесчисленное множество вариаций, в зависимости от выбранной затратной базы. Погрешность в расчёте, при этом, крайне велика, и тем выше, чем выше доля косвенных издержек в общей сумме издержек. Поскольку в постиндустриальной экономике косвенные издержки составляют 75-90% всех издержек, то пропорциональной является и точность учёта. Плюс-минус эти самые 90%.
 
Сильней всего данный эффект проявится при рассмотрении на макроэкономическом уровне, не будучи завуалированным ценовым диктатом рынка для отдельно взятого предприятия. Если представить национальные экономики, и основные отрасли мировой экономики, как подразделения гигантской всемирной фирмы, свободно назначающей прибыльные и убыточные подразделения, становится ясно, что определить реальную себестоимость продукции, практически, невозможно. Это особенно очевидно для советской плановой экономики, которая и представляла собой одно такое гигантское предприятие, с волюнтаристски назначаемыми ценами.
 
Себестоимость сильно зависит от скорости и объёмов сбыта. Чем дольше осуществляется сбыт произведённой продукции, тем выше транзакционные издержки. Чем выше объём продаж, тем ниже доля косвенных издержек в цене товара. Спрос на различные товары взаимосвязан (замещение, участие в общих технологических цепочках, ограниченность денежной массы, курсы валют). Т. о. цена и со стороны спроса, и со стороны предложения, зависит от множества разнородных, трудносопоставимых факторов, которые должны быть учтены, т. е. отражённая в цене экономическая информация многомерна, но зеркало, в котором она отражается, одномерно: цена может быть только выше или ниже.
 
Цена есть гипотеза о ценности вещи. Ценность вещи есть специфический способ осознания её субъектом. Субъект есть существо, способное к построению когнитивных моделей на основе предпосланных им Целей. Поскольку Цели являются тем, что позволяет создавать когнитивные модели, выделяя в предмете свойства, разделяя их на существенные и несущественные и объединяя существенные в понятии, сами Цели внерациональны. Они принадлежат сфере Мифа. Поскольку большинство людей неспособны к самостоятельному целеполаганию, субъектами они не являются и руководящие ими ценности положены внешней субъектностью. Цели определяют мировосприятие, создавая из хаоса чувств конкретные, форму имеющие, вещи.
 
Оплаченная цена является принятой гипотезой. Однако эта гипотеза по-прежнему может быть опровергнута. Например, принятие этой гипотезы может быть вынужденным, или ошибочным шагом покупателя, доводящим его до банкротства, или, хотя бы, вынуждающим впоследствие прекратить, или резко ограничить стоимость закупок. Во избежание подобных кризисных траекторий, были созданы системы интеграции, аффилированных лиц, взаимного участия в капитале. Например, японская кейрецу. Существуют и иные механизмы регулирования рынка, в т. ч. государственные (в т. ч. в странах с либерально-демократическим строем).
 
Кривые спроса и предложения – абстракция. В действительности, зависимости нелинейны. В реале, работают как бы несколько мини-кривых, описывающие ситуацию отдельных поставщиков и потребителей продукции, с совершенно различной структурой издержек и доходов. Их последовательные входы и выходы с рынка в теории спроса и предложения описываются в терминах «сдвига» кривых. Поэтому на рынке обычно есть несколько точек, в которых состояние рынка устойчиво. Маркетмейкер всегда может обвалить или накрутить цену до одной из таких точек, после чего легко удерживать её на достигнутом уровне. Цена зависит от того, «чей» это рынок, например, «рынок покупателя», или «рынок продавца». В маркоэкономическом плане, веса цен определяются «правилами игры», которые устанавливает господствующая отрасль. В каждой замкнутой хозяйственной системе есть своя господствующая отрасль, определяющая уклад системы.
 
Если брать большие уклады, называемые также «формациями», то для аграрного уклада господствующей отраслью (сектором) является сельское хозяйство, а ткж церковь и армия, для индустриального – промышленность и госбюрократия, для постиндустриального – информационные и управленческие (консалтинг, аудит, кредитование, маркетинг и логистика, право и др.) сектора. Для малых укладов, именуемых также «инновационными волнами» (иногда это название распространяется ткж на большие уклады), определяющим будет господство не больших отраслей (секторов экономики), а малых. Так, инновационная волна, начавшаяся в конце 18го века, связана с господством угледобычи и производством паровых машин, инновационная волна, начавшаяся в середине 19го века, характеризуется господством железнодорожных и сталелитейных концернов, а инновационная волна, начавшаяся в конце 19го века, характеризуется господством электротехники, нефтедобычи и транспорта.
 
Господствующая отрасль является главным маркетмейкером рынка. Она перестраивает «правила игры» под себя. Например, вторая инновационная волна (с начала – середины 19 в) произвела Гражданскую войну в США, поскольку массированное строительство железных дорог нуждалось в ограничениях прав землевладельцев, дешёвой и бесправной рабочей силе и сильной централизации власти. В течение Реконструкции США жили, де-факто, при унитарном режиме, хотя де-юре, он в 1861-65 стал всего лишь федеральным (и остаётся таковым до сих пор). Главным изменением после поражения конфедератов стали постоянные налоги, которые стало собирать федеральное правительство. Эти налоги шли на государственные субсидии, гарантии и кредиты железнодорожным компаниям. Эти компании получили неслыханные права (например, землеотводы вокруг путей, с принудительной продажей им частных владений по заниженным расценкам). Железнодорожники нанимали банды наёмников, чтобы преодолеть незаконное сопротивление фермеров. Конечно, для этого пришлось изменить законы, на пути чего и стояли плантаторы, представлявшие аграрную элиту.
 
Т. о. господствующая отрасль снимает все сливки, превращая более старые отрасли в аутсайдеров рынка, а затем и в инфраструктуру, т. е. в дотируемые отрасли.
 
Одним из учитываемых в цене факторов, пожалуй, важнейшим, является дефицитность ресурса. Проблема в том, как оценивать дефицит в глобальном и долгосрочном масштабе. В этом случае информация подвержена сильнейшим искажениям, предоставляющим все возможности к услугам маркетмейкеров.
 
Экономика может существовать при разных весах цен. Они отличаются не возможностью/ невозможностью и даже не большей/ меньшей вероятностью, а траекторией эволюции Системы, которую они задают.
 
В постиндустриальной экономике господствуют информационные и управленческие технологии. В частности, робототехника. Несколько фантазируя (но на основе наметившихся и признанных тенденций), картинку постиндастриза середины 21го века можно нарисовать такую. Сеть процветающих полисов раскинулась по всей планете. За их пределами – зоны полного одичания, наподобие бидонвилей конца 20го века, проецируемых в будущее литературой и кинематографом в жанре киберпанк. Полисы непрерывно проводят зачистки в 100-200-мильной зоне от своих периметров. Войну на уничтожение бомжей в этих зонах ведут самоуправляемые машины. Всё остальное человечество о существовании полисов не имеет ни малейшего представления. Агентура полисов насаждает бомжам всяческие суеверия. В частности, пиарится, что произошёл «бунт машин», якобы беспилотные боевые аппараты действуют сами по себе.
 
Экономика полисов представляет собой систему бирж, лабораторий, военных баз, автоматизированных производств, немногочисленных добывающих предприятий и транспортно-информационных порталов. В лабораториях производятся новые технологии, которые затем поступают на биржи технологий, на которых играют крупные фонды и ТНК (корпорации орденского типа). Их акции котируются на фондовых биржах. Вершиной системы являются валютные биржи. Каждая валюта обслуживает сетевое объединение ТНК, сектор новой экономики. Решения в ней принимаются на биржах, в предельно абстрагированной форме, представляющей оперирование обработанной компьютерами всеобъемлющей статистикой.
 
Вслед за изменениями котировок, автоматизированные производственные комплексы изменяют номенклатуру выпуска продукции, автоматизированные системы поставок изменяют логистику распределения товаров и ресурсов, автоматизированные платформы и скважины автоматически доставляются в нужные места и начинают автономное освоение месторождений, автоматизированные боевые машины ведут зачистку местности. Иногда их ломают прорвавшиеся сквозь защитные периметры бомжи, и автоматизированные ремонтные комплексы непрерывно занимаются восстановлением повреждённого оборудования.
 
Большинство выброшенного за борт Цивилизации человечества живёт, точнее, медленно вымирает за пределами этих событий. Они не знают ни о полисах, ни о проводимых автоматизированными боевыми ударными комплексами зачистках.
 
Вот, некая упрощённая картинка того аттрактора, который определяет развитие событий в современном мире. Оценка любого события, как части специфичекой траектории, по которой мир движется к вышеописанной картинке, позволяет адекватно его оценивать.
 
II. Нефть.
 
Добыча и использование нефти уходят в глубину веков. Однако промышленная добыча нефти началась с бурения первой артезианской скважины в Песильвании в 1859м году. Затем начался бурный рост нефтедобычи. К концу века нефть стала конкурировать с углем. Рост нефтедобычи вёл к её удешевлению и снижению транзакционных издержек на доступ к нефтепродуктам. Колоссальные капиталовложения сделали нефть рентабельным источником энергии. С конца 19го века, с началом «третьей инновационной волны», нефть стала основой новой энергетики, в центре которой – компактный двигатель внутреннего сгорания. Появляются автомобили и авиация, трактора и танки. Новые типы судов переходят с угля на дизель. Став одной из господствующих отраслей нового уклада, нефтянка душит старую отрасль – угледобычу.
 
Изначально в нефтяном деле сформировались следующие характерные особенности:
1. Господство небольшого числа монополий, объединяющих нефтедобычу, нефтеперевозки, нефтепереработку, нефтехимию и розничную продажу нефтепродуктов (сети бензоколонок и др.).
2. Тесная связь нефтяных монополий с военно-промышленным комплексом, в частности, взаимопроникновение капиталов военно-промышленных и нефтяных монополий. Сильны позиции этих ФПГ в автомобилестроении и химпроме (Морганы-Дюпоны, Рокфеллеры, Нобели).
3. Тесная связь нефтяных монополий с финансовым капиталом (инвест-банкинг, страхование), в особенности, с лондонским Сити и Уолл-Стрит (Морганы, Меллоны, Рокфеллеры, Дюпоны и др. – это всё капиталы британского происхождения, контролирующие ФРС и Демпартию США). Представители этих ФПГ были замечены ткж в финансировании русской революции, сталинской индустриализации и германских национал-социалистов.
4. Преобладание англоамериканских нефтяных монополий (за исключением Ройял Датч Шелл, с участием голландского капитала и, до большевистской национализации, Нобелей).
 
Вторая Мировая война, являвшаяся войной моторов, стала апофеозом власти нефти над человейником. Одновременно главным нефтедобывающим регионом мира стал Ближний Восток, с его двумя крупнейшими месторождениями – бассейном Персидского Залива и синеклизой Руб-эль-Хали. Ещё в 1926м году претензии Ибн Сауда на независимое арабское государство признал СССР, а на следующий год – Великобритания, ранее вооружавшая Ибн Сауда и контролировавшая регион в военном отношении. С этого момента начинается бурное освоение аравийской нефти (промышленная добыча – с 1938го года).
 
Контроль над регионом с 18го века принадлежал господствующей талассократической нации – англосаксам. Англичане называли Персидский Залив «Восточными вратами в Индию». Считалось, что контроль над Индией даёт контроль над Индийским океаном, а тот, в свою очередь, – контроль над мировым океаном, а тот – над миром. Значение «Восточных врат» особенно возросло после открытия Суэцкого канала в 1869м году. Очень важный момент – контролировать «Восточные врата» англосаксы стали бы вне зависимости от наличия там запасов нефти! Поэтому прямо-таки удивительно, что регион, столь важный в стратегическом отношении, стал, одновременно, и важнейшим нефтедобывающим регионом в нефтяную эпоху. Какая удача для англосаксов! Не иначе, как им помогает само Провидение, сам аллах акбар!
 
Впрочем, есть и более простое объяснение чуду. Существуют три основные теории происхождения нефти. Теллурическая, вариантами которой являются минеральная и вулканическая теории происхождения нефти. Космическая, среди вариантов которой можно выделить теорию, объясняющую происхождение нефти конденсацией газового облака, из которого якобы формировалась Земля (т. е. нефть – протовещество Земли) и экстравагантную теорию Великовского, объяснявшего её гниением «манны небесной» – питательной субстанции, пролившейся с оторвавшейся от Юпитера кометы, позднее ставшей планетой Венера. И наконец, биологическая теория, делящаяся на растительную и животную теории. Интересно, что почти все эти теории легли в основу различных концепций геологоразведки, и все эти концепции оказались удачными. По-видимому, это говорит о том, что нефть залегает, практически, повсеместно, по всему земному шару. Так это, или нет, но многие богатейшие месторождения нефти, например, в Эфиопии, никто даже не пытается разрабатывать. Схожее положение в области многочисленных альтернатив нефти, которые никто не спешит доводить до промышленных технологий.
 
Все рынки, грубо говоря, делятся на рынки покупателя и рынки продавца. В нефтяном деле контроль принадлежит посредникам, связанным с трансконтинентальными перевозками, в первую очередь, морскими. Морские перевозки обладают двумя важными преимуществами перед железнодорожными и, отчасти, трубопроводными: они дешевле и их направление не фиксировано инфраструктурой. Хочу, доставляю нефть в Европу, хочу – в Америку.
 
Высокое значение морских перевозок нефти стало возможным благодаря полному подавлению пиратства во второй половине 19го века (т. е. с началом промышленной добычи нефти). Окончательные соглашения против пиратства были достигнуты непосредственно перед и после Второй Мировой войны (Нионское соглашение 1937го года и Женевская конвенция об открытом море от 1958го года). Но, как и всякий правовой источник, международные соглашения остались бы клочком бумаги без обеспечивающей их Силы. Такой Силой являются англосаксонские ВМС, господствующие в мировом океане. Коммерческой вывеской глобального морского крышевания являются англосаксонские страховые корпорации, и прежде всего, Ллойд.
 
Обычная нефтедобывающая страна выглядит, на сегодня, так. Афроазиатское население, деспотический режим, низкий технологический уровень за пределами нефтяной отрасли, тропический климат, доступ к морю, формально национализированная нефтедобыча, нефтедоллары в американских и европейских банках, посредники из международного нефтяного картеля (под контролем Уолл-Стрит – Сити)… и антиамериканская риторика. Последняя нужна для того, чтобы затруднить доступ национальным финорганам и правоохранителям к деятельности базирующихся на их территориях (США, ГБ, Нидерландов) ТНК. Эти нефтедеспотии держатся на поддержке американских флотов и спецслужб, выявляющих заговоры оппозиции. Вообще, нефтяной бизнес, по самой своей природе неосуществим без поддержки разведок, отчего нефтяные монополии активно делегировали своих людей в спецслужбы, например, после ВМВ – во вновь созданное ЦРУ (после короткого периода войны, со взаимным мочиловом, между службами безопасности нефтяников и цереушниками).
 
Знаменитый нефтяной кризис 1973-76 был инспирирован англоамериканцами, включая как государственные, так и общественные (парамасонские) структуры. Взлёт цен на нефть при Буше объясняется целенаправленной политикой этой команды, пришедшей в Белый Дом из нефтяного бизнеса. Сейчас, когда команда в БД поменялась, цены на нефть начали откатываться вниз. По окончанию отопительного сезона будет второй раунд. Тем более, что нефтехранилища переполнены, а рынок фьючерсов перегрет. Когда нельзя снимать маржу на росте, её снимают на падении котировок. Поскольку спекулятивный момент («ожидания») в росте последних лет преобладает, а никаких производственных предпосылок к этому нет, обвал будет быстрым и сокрушительным. Для этого достаточно задрать учётную ставку, откачав долларовую массу с рынка (основная её масса оборачивается на рынке нефтяных фьючерсов).
 
Другой важный момент в росте цен на нефть – перераспределение части денежного потока от господствующей отрасли («новой экономики» - т. е. основного производителя мирового ВВП) к архаичным отраслям (основному потребителю нефти). И т. о. от немногочисленного меньшинства постиндустриалов – к более широким массам. Это создаёт дополнительный платежеспособный спрос на товары, в цене которых учтены затраты энергоносителей, выступая т. о. в роли кредитного плеча для непосредственных потребителей нефти. Иными словами, стоит нефти начать падать, как обвал будет быстрым и сокрушительным (чем выше цена на нефть, тем сильней на неё спрос).
 
В удержании цен на нефть не заинтересованы и основные производители, поскольку высокие цены увеличивают вероятность разработки альтернативных месторождений (риск утраты доли рынка), а ткж куда более опасную для них перспективу перехода мировой экономики на альтернативные источники энергии.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author