asterrot (asterrot) wrote,
asterrot
asterrot

Categories:

Концепты

Истинность и научность

Недавно  galkovsky  дал серию качественных постов об одном фальсификаторе (на его примере вскрыв социальные механизмы фальсификации истории):
http://galkovsky.livejournal.com/91680.html#cutid1
http://galkovsky.livejournal.com/92327.html#cutid1
http://galkovsky.livejournal.com/92493.html#cutid1
http://galkovsky.livejournal.com/93385.html#cutid1
http://galkovsky.livejournal.com/93620.html#cutid1

По мотивам первых трёх постов состоялись дискуссии у  i_grappa, завершившиеся кульминационной веткой:
http://i-grappa.livejournal.com/333726.html#cutid1

Затем   schegloff дал пост "Критерий научности", окончательно побудивший меня написать нижеследующее.

В ЖЖ и в обществе в целом царит двусмысленное отношение к научности. С одной стороны, в лучших традициях бородатых в лаптях, имеется некое некритично-трепетное отношение к науке и страх показаться ненаучным. Это отношение, как ни странно, преобладает не в ЖЖ в целом, а в политизированной его части, при том, что политик заведомо не может быть "научным". С другой стороны, в обществе процветает нигилистическое отношение к науке и высоким технологиям, к передовым странам Запада, в которых они быстрее всего развиваются, а в дополнение к такому нигилизму, цветут всевозможные суеверия, мистицизм, обскурантизм и поповщина.

Самым смешным проявлением такой двойственности была реакция на мою маленькую провокацию относительно несуществования ядерного оружия. С одной стороны, некоторые юзеры старались провести идею недопустимости обсуждения подобных вопросов, т. е. занимали совершенно иррациональную, обскурантистскую позицию. С другой, пытались приводить контраргументы, правда, не совсем по существу. Похоже, клишированность сознания нашей интеллигенции настолько велика, что правильное понимание поставленных вопросов не всегда является простой задачей.

Проблема, естественно, выходит далеко за пределы несуществования у РФ ЯО (вернее, того, что обыватель привык под ЯО понимать - сверхоружие колоссальной разрушительной мощи). Предположим, некий юзер систематически выдвигает заведомо ошибочные ("нелепые") тезисы. Какова рациональная на них реакция? Я вижу три типа таких реакций: либо мы соблюдаем принятый в обществе регламент ведения дискуссий и приводим контраргументы, либо игнорируем источник дезы, либо обсуждаем его (в своих ЖЖурналах), как некое социальное явление. Какова иррациональная реакция? Придти в чужой ЖЖурнал и начать скандалить.

Важна сама идея чьей-либо монополии на истину, с претензией на некую причастность к данной монополии и право говорить от её имени. За этой претензией скрывается представление об обществе, как о едином целом, с отдельными, не отменяющими общее правило единства и цельности общества, исключениями. "Гераклитовское" (по имени мифического автора концепции) представление о мире, как о войне, как о столкновении воль, в господствующую в умах нашей псевдополитической общественности модель не укладывается. Что означает автоматическую дезавуацию претензий на политичность: политик по определению представляет мир, как сферу конфликта антагонистических сил, конфликта, не могущего быть снятым или разрешённым при помощи стандартных процедур.

Крайняя форма такого бесконфликтного представления о мире - представительная демократия. Здесь надо заметить, что подавляющее большинство совков верило даже в совковую "демократию", с однопартийностью, 99%-ным участием и 99ю %% "за" единого кандидата от нерушимого блока коммунистов и беспартийных. Сейчас до совков дошло, что в обществе произошли какие-то перемены, и характер демократии изменился. Но они по-прежнему мыслят категориями официоза, в модели, не допускающей антагонизма, с неизбежностью войн и насилия, массированной дезинформации и "огня по штабам". Антагонизм, если и допускается, то непременно внешний по своему происхождению и маргинальный по своим проявлениям.

И это при том, что в Совдепии дозволялось и даже якобы приветствовалось чтение Маркса и Энгельса, традиционно числящихся среди основоположников конфликтологии, наряду с Ницше и Гумпловичем. А ведь Маркс и Энгельс подробно развернули представление об идеологиях и научных школах, как выразителях классовых интересов, включая интересы несовместимые, антагонистические. Характерно, что одни и те же люди зачастую придерживаются квазимарксистских взглядов по одним вопросам (особенно часто - по вопросам о трудовой теории стоимости, эксплуатации империалистами окраин и неизбежности краха западного капитализма), но совершенно неспособны освоить сильнейшую сторону марксистского учения - учение о классовой борьбе. Особенно это свойственно т. н. "националистам" - видимо, весь смысл "национализма" у нас и заключается в сверхлояльности деклассированных "омег" властям и в отрицании нормальности, имманентности конфликта, как движущей силы социальных процессов.

Следствием подобного взгляда является убеждённость в том, что общество, как иерархия баз данных, содержит истинные данные во всех своих частях и свободный доступ к необходимым данным из любой части общества. Возвращаясь к примеру с дискуссией по ЯО, мои оппоненты, в большинстве, не поняли исходный посыл: не будучи физиком или ракетчиком, и не имея непосредственного доступа к данным по ЯО (но зато имея ряд косвенных улик или свидетельств несуществования его у РФ), я имею все основания усомниться в его существовании, при том, что я не отрицаю возможного наличия у других людей ещё больших оснований утверждать обратное. Отдельно взятый индивид в принципе не может доверять данным официоза, а ткж любым иным публичным данным, если только не имеет возможности перепроверить их (или отдельные, случайные их элементы). Понимание и признание этого факта ведёт к признанию ценности плюрализма, как необходимой основы реального национализма.

Теперь самое время вернуться к вопросу о научности. Наука есть сектор всеобщей структуры баз данных, в которой некоторые виды данных организованы таким образом, чтобы Хозяева Системы могли безошибочно отделять достоверную и релевантную информацию от недостоверной и/или нерелевантной. Т. о. вся структура современной науки, начиная от её деления на отрасли и дисциплины, и заканчивая структурой отдельных теорий и понятий, подчинена внешней, по отношению к непосредственным участникам научного дискурса,  воле к власти. Т. о. наука политична лишь опосредованно, и политик заведомо не может быть "научным".

Странно, но идея о том, что т. н. "научность" является лишь одним из неопределённо большого множества возможных критериев "истинности", для многих жижистов отнюдь не является очевидной. А ведь достаточно задуматься о том, что учёный - лишь одна из множества профессий в сфере интеллектуального труда. Например, критерием истинности для артиста будет знаменитое "верю" режиссёра, означающее достижение некого уровня правдоподобия образа, позволяющего включить системную поддержку индивидуальной актёрской игры игрой всей труппы. А критерием истинности для аналитика будет оценка вероятности события, как превышающего заранее заданное пороговое значение (для разных случаев разное). Сильно будут отличаться критерии истинности оперативного работника правоохранения, следователя и судьи - именно по этой причине эти функции в обществе разделены и вердикта опера будет совершенно недостаточно для следака, а вердикт последнего ( в норме) не всегда убеждает судью. Истинностью для последовательно мыслящего биржевого трейдера будет свойство модели давать >50% совпадений событий с прогнозом, а для венчурного предпринимателя - давать хотя бы 1% "попаданий"!!!

Сетевой поисковик может давать ссылки, в которых отсутствуют все слова запроса (с оператором "or"), но тем не менее, релевантные идее запроса. Так и ошибочный, в научном плане (т. е. включающий в себя заведомо неверные, отличные от установленных наукой фактов, утверждения), взгляд на вещи, может быть вполне релевантным для политика. Для примера рассмотрим такую простую модельную ситуацию, когда два политика дезинформированы относительно некоего элемента реальности, например, полагают, что танки и самолёты в качестве горючего используют бензин, тогда как в действительности (в рамках данной модели) - солярку и керосин. Допустим, картинка одного политика содержит "верные" данные о наличии в армии больших запасов солярки и керосина (и отсутствии запасов бензина), а в картинке второго содержится ещё одна деза: о наличии в армии больших запасов бензина (и отсутствии солярки и керосина). На практике окажется, что второй политик информирован лучше первого.

Политик, не понимающий (хотя бы интуитивно, из практики) этого простого парадокса - не политик, а политический инструмент. С точки зрения логики, объясняется этот парадокс очень просто (предоставляю каждому найти это абсолютно доступное каждому объяснение). Но из этого примитивного парадокса вытекает возможность манипуляции данными. Если второй политик получит "верные" данные о наличии в армии запасов солярки и керосина и отсутствии бензина (но не получит данные о том, что именно солярка и керосин требуются танкам и самолётам), он окажется дезинформирован.

Это наглядный пример контекстной зависимости информации. Именно поэтому очень часто люди сопротивляются получению новых для себя данных, воспринимают их сверхэмоционально. Так, как обычно воспринимают посты Галковского. Получение лишь части новой картинки, разрушающей привычную картинку, дезинформирует, даже если полученный фрагмент объективно лучше соответствует реальному положению вещей. Я пытаюсь давать картинку в целом, заполняя некоторые лакуны не вполне достоверными данными, своими предположениями и т. д., но такой метод имеет свои недостатки.

Вновь вернёмся к аналогии с сетевым поисковиком. Допустим, некая картинка вовсе не соответствует объективному положению вещей, но зато хорошо структурирована, целостна ("параноидальна") и т. о. прекрасно ориентирует в поиске новых данных. Очень может оказаться, что такая картинка куда полезней, практичней, чем более "объективная" картинка. Достаточно использовать её для управления поисковой активностью, а на практике исходить из более простых и опирающихся на факты моделей. Т. о. может возникнуть ситуация, когда "истинной" будет модель, никогда не дающая совпадений с прогнозом (но "попадающая" всякий раз где-то рядом).

Ткж естественно, что чем сложней и детальней прогноз, тем большее число допустимых альтернатив он имеет. Энтропия такого прогноза может составлять куда более ста вариантов. В этом случае 1%-ное "попадание" может быть вполне удачным результатом.

P. S. Идиотов просьба комменты в эту ветку не постить - они будут удалены, а идиоты забанены. Анонимные комменты, как всегда, скринятся и раскрываются только моим волюнтаристским решением об их полезности для дискуссии.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author